Теология — что это такое и что изучает

Теология — это научное обоснование религиозного мировоззрения

25 марта 2017 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на телеканале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы научного редактора телеканалов «Россия-2» и «Наука 2.0» Ивана Семенова.

И. Семенов: Здравствуйте! Это программа «Церковь и мир». Актуальные проблемы в России и в мире комментирует председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. Здравствуйте, владыка!

Митрополит Иларион: Здравствуйте, Иван! Здравствуйте, дорогие телезрители!

И. Семенов: В российской науке ожидается интересное событие. Впервые в истории современной России готовится к защите в соответствии с государственным разработанным стандартом диссертация по предмету теология. Ее будет защищать протоиерей Павел Ходзинский. Тема диссертации: «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского».

Священник, как я понимаю, претендует на ученую степень кандидата философских наук. В переводе с греческого, теология — это богословие. Церковь только трех святых называет богословами: Иоанна Богослова, Григория Богослова и Симеона Нового Богослова. А теперь получается, что возникает государственный стандарт аттестации по богословию? Что это значит?

Митрополит Иларион: У нас уже создана специальность «теология», которая существует много лет в реестре научных специальностей. Поэтому сам вопрос о том, является ли теология наукой, уже не обсуждается. Он продолжает обсуждаться, но это уже обсуждение постфактум, ибо решение принято. Есть, конечно, люди, которые до сих пор выступают с идеей о том, что теология — это не наука. Как правило, такие голоса раздаются из естественнонаучного лагеря. Но ведь с тем же успехом можно говорить, что и философия — не наука.

И. Семенов: Гуманитарная наука.

Митрополит Иларион: Теология — тоже гуманитарная наука. Теология — это научное обоснование религиозного мировоззрения, которое существует в разных формах и вариантах, в разных странах, на разных языках, в различных культурных традициях. Теологи — это те люди, которые, как правило, рассматривают ту или иную религиозную традицию изнутри, изучают ее и объясняют. В отличие от теологов, религиовед, как правило, рассматривает религиозную традицию извне, обращая внимание не столько на внутренние процессы, важные для этой религиозной традиции, сколько на сопутствующие ей различные внешние факторы. Например, религиоведы изучают ситуацию христианства и ислама в Российской Федерации, различные процессы, происходящие в церковных общинах и подобного рода вопросы. А теологи занимаются вопросами, которые относятся к функционированию религиозной традиции: во что люди верят, всегда ли они так верили, какие были альтернативные мнения, что такое ортодоксия и что такое ересь и т.д. и т.п.

И. Семенов: Конфессиональные учебные заведения — духовные академии никогда не прекращали присвоение ученых степеней по богословию. Зачем нужно, чтобы это было еще и в рамках государственного стандарта?

Митрополит Иларион: Потому что до настоящего времени те ученые степени, которые присваивались нашими учебными заведениями, не признавались Российским государством. Теперь появляется такая возможность, причем сразу в двух вариантах: наши духовные учебные заведения получают государственную аккредитацию, дипломы, которые будут выдаваться этими учебными заведениями, будут признаваться государством, и параллельно происходит процесс выстраивания теологии как науки в светском образовательном пространстве. Это, прежде всего, теологические факультеты светских университетов, где теология будет развиваться по иным законам, чем в духовном учебном заведении.

Но в итоге мы должны прийти к тому, что и те и другие дипломы и ученые степени будут признаваться государством, и стандарты, по которым будут создаваться диссертации, будут одинаковыми для тех и для других структур. То есть сейчас все наши стандарты, по которым присуждаются в духовных учебных заведениях ученые степени, мы подстраиваем под государственные стандарты: у нас такие же диссертационные советы, такие же строгие требования, столь же формально проводятся защиты. Раньше этого не было. Мы считаем, что наша теологическая наука должна быть на том же уровне, на каком существуют все другие гуманитарные науки в нашей стране.

И. Семенов: Владыка, тем не менее ученая степень, на которую претендует отец Павел Ходзинский, это кандидат философии, а не теологии. Почему так?

Митрополит Иларион: Таким было решение Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки. Думаю, это решение промежуточное и временное. Мы предлагали сразу присуждать ученые степени по теологии, но нам было сказано, что у нас нет дипломированных и признанных теологов, которые могли бы присуждать степени по теологии, то есть в нашем диссертационном совете заседают люди, у которых признанными являются только степени по философским или историческим наукам.

Например, у меня есть ученая степень кандидата богословия Московской духовной академии, а также степень доктора философии по богословию Оксфордского университета. У меня есть так называемая хабилитация — это то, что дают в Германии или в Швейцарии, своего рода второй докторат или профессорская степень. Совокупность всего этого дала возможность Высшей аттестационной комиссии признать мой оксфордский диплом эквивалентным нашей кандидатской степени, а фрибургский, где я защищал хабилитацию, — нашей степени доктора, но философских наук, ибо степени доктора теологии у нас пока нет.

И. Семенов: Владыка, этот государственный стандарт теологии касается только православной теологии или могут, например, католики защищаться по этому стандарту, представители других религий — ислама, буддизма?

Митрополит Иларион: Могут и католики, и представители других религиозных традиций, в том числе ислама, иудаизма, буддизма. Наш диссертационный совет — первый, но не последний. Будут создаваться другие диссоветы, в том числе, по исламской теологии.

Конечно, здесь с самого начала перед нами встал вопрос: как нам создавать диссоветы — по конфессиональному или межконфессиональному принципу? И все конфессии согласились, что будет странно, если, допустим, в одном и том же диссовете будут заседать священнослужители, раввины, имамы, а при этом будет обсуждаться, допустим, такая тема, как у отца Павла Ходзинского — творчество святителя Филарета Московского на фоне русского богословия XVIII века. Но над всеми этими диссоветами есть экспертный совет, который с самого начала имеет межконфессиональную основу. Там есть представители и Православия, и ислама, и иудаизма, а также представители внеконфессиональной теологии.

И. Семенов: Священный Синод Русской Православной Церкви включил в календарь праздников, в святцы, имена 16 святых, подвизавшихся в западных странах. В их число вошел святитель Патрикий, просветитель Ирландии, больше известный в народе как святой Патрик. Получается, что просветитель Ирландии является православным святым? Почему мы раньше про это не говорили?

Митрополит Иларион: Все эти святые включены в календарь нашей Церкви по просьбе верующих наших епархий из Западной Европы, в частности, из Франции, Ирландии, Великобритании, где они давно почитаются как местночтимые святые: устраиваются паломничества к месту, где покоятся их мощи, пишут их иконы. Просьба о канонизации была рассмотрена специально созданной комиссией по изучению житий. И было принято решение о включении 16 святых в месяцеслов, то есть календарь Русской Православной Церкви. Но этот процесс не закончен, он только начинается, ибо есть и другие западные святые, которые уже стоят на очереди и которые будут, я надеюсь, во благовремении включены в календарь нашей Церкви.

И. Семенов: Есть какой-то существенный критерий, как можно западного святого, который у нас не почитался, включить в наши святцы?

Митрополит Иларион: Основной критерий — вера в святость праведника, большое почитание его народом. Если есть почитание — это уже важный критерий для включения в святцы. Есть и дополнительный критерий: святой должен жить до церковного разделения 1054 года. Потому что все, что происходит после, это уже раздельная история Православной Церкви и Католической Церкви. Еще одно условие — чтобы этот человек не был вовлечен, например, в борьбу против Православия, как иной раз случалось с некоторыми западными религиозными деятелями. То есть существует некая совокупность критериев, по которым тот или иной человек может быть внесен в календарь Русской Православной Церкви, но главным условием является то, что он уже фактически почитается в той или иной местности.

И. Семенов: Ирландия преимущественно католическая страна. И это их главнейший святой, наиболее почитаемый в стране. Можно ли считать, что это определенный шаг к какому-то сближению с католиками?

Митрополит Иларион: Я бы не стал это интерпретировать как шаг к сближению с католиками. Я бы это интерпретировал как шаг сближения с местной церковной реальностью.

Помню, как открывался наш приход в Дублине. Первую Литургию я там совершил в 2003 году, в Великую субботу. Богослужения совершались и сейчас совершаются в бывшем англиканском храме, который, будучи выкуплен, теперь стал храмом Русской Православной Церкви.

Конечно, в Ирландии святой Патрик почитался с самого начала. Его знают наши прихожане, его житие изучают в школах. И мы не увидели никаких препятствий для того, чтобы он был включен в календарь нашей Церкви.

Из 16 святых, которых мы включили в календарь, если я не ошибаюсь, 11 — это французские святые. Это Герман Парижский, Герман Осерский и целый ряд других почитаемых во Франции святых.

И. Семенов: Подписан договор о том, что Венгрия на государственном уровне выделяет 2,4 миллиарда форинтов (это чуть меньше 8 миллионов евро) для восстановления трех русских храмов и строительства одного нового храма в Венгрии. Скажите, действительно столько прихожан Русской Православной Церкви в Венгрии, что нужно строить новый храм для них?

Митрополит Иларион: В Венгрии немало прихожан Русской Православной Церкви. Это не только этнические русские, но и этнические венгры. Наш главный кафедральный собор в Будапеште был построен еще в XVIII веке. Во время войны в результате взрыва бомбы был уничтожен один из шпилей собора. В 2003 году я был назначен епископом в Будапешт, и когда ехал на машине из Вены, то, въезжая на мост через Дунай, увидел этот собор и сразу обратил внимание на то, что там только одна башня. «Почему одна?» — спросил я, и мне объяснили. И тогда я подумал, что наша задача — восстановить вторую башню.

Мне удалось восстановить основы для этой башни, то есть ее каменную часть, оставалось только установить металлический шпиль. Потом я уехал в Москву. И владыка Тихон, который в настоящее время управляет этой епархией, договорился с венгерскими властями о том, что будут выделены средства на завершение этой работы. Считаю, это очень важно, потому что будет восстановлен исторический облик нашего кафедрального собора.

Среди четырех храмов, на которые выделяются деньги, есть еще и русский православный приход в Хевизе. Хевиз — это курорт, куда многие русские люди ездят лечиться на водах. И там храма нет вообще, церковь будет создаваться с нуля. Очень важно, что венгерское государство берет на себя финансовые расходы.

Во второй части передачи митрополит Иларион ответил на вопросы телезрителей, поступившие на сайт программы «Церковь и мир» vera.vesti.ru.

Вопрос: Можно ли православным христианам смотреть телевизор? В грех это вменяется или нет?

Митрополит Иларион: Если я веду передачу на телевидении, значит, исхожу из того, что телевизор смотреть можно. Сам по себе телевизор — это одно из средств информации в руках человека, так же как и книга, компьютер. Вы можете взять в руки книгу религиозного характера, можете взять книгу философского содержания или художественное произведение. А если вдруг захотите прочесть книгу неприличного содержания — кто будет в этом виноват: вы или книга? Думаю, виноваты будете вы, ибо сделали неправильный выбор. То же самое и с телевизором. Вы можете смотреть по телевизору новостные программы, программы, связанные с культурой, с историей, познавательные программы. Сейчас есть каналы, специальное ориентированные на того или иного зрителя — телеканал «Культура», новостной канал «Россия 24», церковные каналы «Спас» и «Союз» и так далее. То есть вы в принципе можете смотреть по телевизору все, что хотите. Но если вы будете смотреть только развлекательные программы или, простите, порнографию, тогда, конечно, это будет грехом. Исходя из всего этого и следует самим ответить на вопрос: греховно ли смотреть телевизор или нет.

Вопрос: Что делать с грехом, который мучает с младенчества? Посоветуйте что-нибудь.

Митрополит Иларион: Святость — это тот идеал, который нам дан в лице Иисуса Христа. Этого идеала достигали немногие люди. Их имена включены в наш церковный календарь, их лики мы видим в иконостасах наших церквей, на фресках, на стенах храмов. Жития этих людей мы читаем и стараемся им подражать. Но каждый из нас может им подражать только в свою меру.

Освобождение от греха — процесс, который происходит постепенно. И иногда на это не хватает ни 49 лет, ни 50, ни всей земной жизни, потому что бороться с грехом приходится постоянно. Апостол Павел, один из двух первоверховных апостолов Церкви, говорит: «Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7:18-23). И от этого действия закона греха не избавлен ни один человек.

У Церкви есть способы борьбы с грехом, точно так же, как у медицины есть способы врачевания различных болезней. И главный такой способ — исповедь. Человек приходит на исповедь, называет священнику свои грехи, священник ставит диагноз, затем они вместе молятся Богу, и Господь прощает грехи, которые человек исповедал. Но это вовсе не означает, что человек раз и навсегда избавился от грехов, в которых только что покаялся. Ведь лечение не всегда сразу дает результат. Зачастую проходит много лет, прежде чем человек вылечивается от той или иной болезни. А иногда болезнь до конца не отступает и может длиться годами, и во избежание обострения остается лишь поддерживать человека в определенном состоянии.

В духовной жизни нужен постоянный самоконтроль. И Церковь не знает других средств терапии, кроме исповеди, причащения Святых Христовых Таин. Также нужно больше читать Евангелие, жития святых. И, конечно, обращаться к Богу с молитвой, потому что своими силами мы не сможем избавиться от грехов. Нужна благодатная сила Божия, которая посылается нам свыше, и только благодаря ей мы можем постепенно перебороть в себе те или иные грехи.

Что такое теология и что она изучает

Многие христиане слышали слово теология, но не до конца понимали его смысл, а также важность этой науки, которую преподают в университетах и духовных семинариях. Рассмотрим, что такое теология, что она изучает и почему так важно христианину хотя бы поверхностно знать ее.

Что это за наука

Сначала следует разобраться с самим термином «теология» (с латинского «theologia») — он состоит из двух частей:

  • «theos» — Бог;
  • «logia» — высказывания или изречения.

На основе этих слов и выводят значение термина — наука о божественных вещах или критическое исследование природы божественного. Как наука теология или богословие существовала издревле, еще в Древней Греции было такое понятие — «наука о богах», но вот официально в значении «учении о Боге» богословие утвердилось лишь в XIII веке, после публикации основных ее тезисов в книге Абеляра «Христианская теология» и открытие одноименного факультета в университете Парижа.

Сегодня ее преподают в светских университетах и духовных учебных учреждениях. Что же изучает эта наука?

Для начала следует понимать, что теология основывается на предположении существования божественного начала в мире, т.е. Бог присутствует во Вселенной в той или иной форме (физически, сверхъестественно и в прочих формах). Основываясь на данном факте, можно предположить, что доказательства Его существования могут быть обнаружены путем личных переживаний или изучением исторических записей о таком опыте.

Данные предположения не являются частью науки как таковой, но содержатся в философии религии. Целью теологии является структурирование и понимание личного или исторического опыта и использование его для формирования научных предписаний о жизни.

В богословии используются различные методы анализа:

  • эмпирические;
  • философские;
  • этнографические.

Каждый из них направлен на изучение данных, проверки их, осознания и критики. Таким образом, богословие берет некий известный факт и изучает его, насколько он верен, в каком контексте был создан, критикуют его, чтобы подтвердить его верность и принять как истину позже. При этом, как и в философии и науке о праве, аргументы предполагают существование вопросов, которые были разрешены ранее для того, чтобы формировать новые выводы в новых ситуациях.

Важно! Изучение теологии, прежде всего, направлено на познание религиозных традиций Церкви, что способствует лучшему пониманию всех происходящих в ней событий.

Кроме того, богословы способны исследовать природу божественности без того, чтобы ссылаться на чью-либо религиозную традицию.

Зачем изучать теологию

Теология сегодня присутствует как отдельный факультет во многих учебных заведениях, а также преподается как отдельная дисциплина на смежных специальностях и курсах. Она позволяет студенту осознать множественность мировоззренческих подходов, которые формируют вселенское пространство.

Кроме того, изучение традиции Церкви сегодня принципиально важно, поскольку имеет место очевидная культурно-историческая значимость как Русской православной церкви, так и русской культуры в целом.

Важнейшая задача богословия — это формирования культурно-религиозного сознания у населения. Помимо этого, теология сегодня может выступать инструментом распространения и реформирования, а также оправдания религиозной традиции.

Знание истоков Церкви и ее традиции позволяет не только лучше понимать всю организационную ее структуру, но и разбираться в предпосылках и последствиях тех или иных религиозных процессов. Это не просто некая философская дисциплина, богословие имеет сегодня практическое применение и позволяет богословам решать современные проблемы, а также изучать возможные способы толкования и понимания мира.

Читайте о православной вере:

Место и роль теологии в православии

Как уже было сказано выше, главной задачей теологии является формирование культурно-религиозного сознания у населения. И именно поэтому важно иметь в лоне Церкви образованных богословов, которые могли бы помочь православному христианину лучше понять церковную организацию и прочие важные процессы.

Как известно, священник не может занимать сан, если не получит хотя бы минимального духовного образования, в которое обязательно входит изучение теологии. Именно эти знания помогают правильно подходить к совершению таинств, осознавать и разъяснять важные догматы Церкви прихожанам. Необразованность влечет за собой страшные последствия — сомнения, критику Бога и ересь.

У людей множество вопросов как к Господу, так и к церкви. Ежегодно происходят тысячи катастроф и стихийных бедствий, и вопросов у людей становиться все больше. И сегодня они уже не удовлетворяться объяснением «Это воля Божья» или подобными поверхностными ответами, которые созданы лишь для того, чтобы отделаться от человека. Сегодня необходимо давать четкие научно обоснованные ответы, и теология для этого отлично подходит, поскольку в процессе ее изучения все эти вопросы неоднократно поднимаются.

Важно! Богословие довольно обширная область, требующая интенсивного изучения, но плоды, которые приносит знание, достойны всех усилий.

Что такое теология и что она изучает

Многие христиане слышали слово теология, но не до конца понимали его смысл, а также важность этой науки, которую преподают в университетах и духовных семинариях. Рассмотрим, что такое теология, что она изучает и почему так важно христианину хотя бы поверхностно знать ее.

Трактовка термина

Давайте для начала узнаем, что нам говорит Википедия о том, что такое теология и как ее понимать. Данный термин имеет греческое происхождение, и состоит он из двух слов: «Тео» – Бог и «логос» – слово или знания.

Получается, что изучает вопросы Бога, религии и вообще всего духовного научная дисциплина.

Для многих такое суждение кажется на первый взгляд диким, но стоит лишь прикоснуться в данной отрасли знаний, как сразу все станет на свои места.

Если дать более точное определение тому, что такое теология, то можно сказать, что это наука, которая занимается систематическим изложением, а также толкованием определенного учения о Боге или о религии.

Изучаются догматы, история, зарождение и особенности применения на практике того или иного верования.

Обратите внимание! Стоит помнить о том, что теология – это область знаний, отличная от философии религии или религиоведения. В двух последних предметах подразумевается сухое изложение фактов, а также непредвзятая критика. То есть, если имеются видимые опровержения в том или ином месте божественности, они принимаются во внимание. А вот теология – наука, где изложение знаний ведется в соответствии с общепринятыми формами Богопочитания.

Новости по теме

Есть ли в России религиозная культура? При употреблении словосочетания «религиозная культура» в первую очередь в памяти всплывает личный опыт. Седовласый протоиерей гневно отчитывает молодую девушку, возможно, впервые зашедшую в храм, за «неподобающий внешний вид», который заключался в коротких рукавах и джинсах. Прекрасная дочь религии Культура — это прекрасная дочь религии. Это носительница семян созидания и тени совершенства, это та ступень к небу, пройдя которую, мы входим в пространство духа и созерцания премудрости Творца. Культура или культ? Что такое культура? В чем различие религиозного культа и религиозной культуры и на каком этапе культовые формы переходят в чисто культурные явления? Над этими и другими вопросами рассуждают студенты Сретенской духовной семинарии.

В широком значении

Так как Википедия дает нам весьма «сухое» понятие, мы решили расширить его, узнав более детально все тонкости рассматриваемой дисциплины.

Ее можно идентифицировать как исследование природы и всего, что нас окружает, с критической, но вместе с тем с Божественной точки зрения.

Суть ее изложения заключается в том, что Бог присутствует абсолютно во всем, что нас окружает, – в физических предметах, в природных явлениях, в наших переживаниях, мыслях и действиях, даже в паранормальных явлениях.

Интересно! Антарктида: церковь в честь Святой Троицы в Антарктике

Изучение этой дисциплины в университетах ранее велось в рамках определенных предметов – философия религии, нейропсихологии и религиоведение. Совсем недавно появился факультет под названием «Теология», обучение на котором проходит сопряжено с посещением духовной семинарии.

Стоит четко понимать, что данная наука изучает природу, основы и догмы религии. Здесь нет места опровержению чего-либо, но есть место критике. Здесь не руководствуются точными фактами или формулами, но обращают внимание на аргументы, доказательства и законы Божьи.

Возведение этого учения в ранг наук позволит современным духовникам и их последователям более точно интерпретировать религию, понять ее суть, происхождение и предназначение.

Возможно, некоторые факты, в которые ранее нас заставляли верить, отвернутся, появятся новые. Но основа останется незыблемой – все, что нас окружает, пропитано энергией Всевышнего.

Интересно! Почему акафист Ангелу Хранителю нужно читать по понедельникам

Зачем изучать теологию

Теология сегодня присутствует как отдельный факультет во многих учебных заведениях, а также преподается как отдельная дисциплина на смежных специальностях и курсах. Она позволяет студенту осознать множественность мировоззренческих подходов, которые формируют вселенское пространство.

Кроме того, изучение традиции Церкви сегодня принципиально важно, поскольку имеет место очевидная культурно-историческая значимость как Русской православной церкви, так и русской культуры в целом.

Важнейшая задача богословия — это формирования культурно-религиозного сознания у населения. Помимо этого, теология сегодня может выступать инструментом распространения и реформирования, а также оправдания религиозной традиции.

Основная цель богословия — привести человека к живому общению с Богом

Знание истоков Церкви и ее традиции позволяет не только лучше понимать всю организационную ее структуру, но и разбираться в предпосылках и последствиях тех или иных религиозных процессов. Это не просто некая философская дисциплина, богословие имеет сегодня практическое применение и позволяет богословам решать современные проблемы, а также изучать возможные способы толкования и понимания мира.

Читайте о православной вере:

Теология в различных религиях

Несмотря на то, что наука, факультет и, как следствие, специальность теология появились только в конце ХХ столетия, сама суть данного термина и название имеют древнегреческие корни.

Впервые слово появилось в 4 веке до н.э., и использовал его Платон в качестве обозначения своих «размышлений о Боге».

Несколько веков спустя данная область знаний перекочевала в Римскую империю, а после, словно по наследию, перешла в руки средневековых духовников.

Примерно в этот период она начала изучаться одновременно и как христианская догма, и как академическая дисциплина, в ходе которой исследовались проблемы библейского языка и фактов, которые там описаны.

Интересно знать! В эпоху Ренессанса наука о Боге окончательно разделилась на две ветви. Первая продолжала изучать Божье слово, в строгом соответствии с христианскими канонами. Вторая же стала отправной точкой для формирования отдельной философии.

С XVII столетия официально появилась специальность «теология», которую определили как изучающую дисциплину для всех существующих в мире религий. Она исследует как аспекты, объединяющие верования различных людей, так и те факторы, которыми они разнятся.

В христианстве – самой обширной мировой религии, которая ныне разделена на большое количество ветвей, теология играет крайне важную роль.

Самого первого теолога, который был найден в письменных источниках, звали Фома Аквинский, и его высказывания относительно предназначения данной науки остаются актуальными по сей день. Он полагал, что полностью познать мир относительно Бога как его создателя можно, руководствуясь исключительно Библией и христианскими обычаями.

Важно!В чем смысл заповеди «не сотвори себе кумира»

Буддизм считается самой древней из всех ныне существующих религий, и примечателен он тем, что в нем нет божества, сравнимого с Господом.

Поэтому для его изучения был введен специальный термин – «буддистская теология», которая базируется преимущественно на принципах и духовном завете Будды.

Ислам и христианство имеют очень много общего, и самой главной объединяющей чертой для двух религий является наличие единого идола, который был послан Божественной силой с небес на землю.

В исламе также имеется своя теология, которая именуется Калам. Однако стоит отметить, что мусульмане верят в своего Бога, не задумываясь и не сомневаясь в его существовании и истинах. Поэтому Каламу отведено в исламе на так много внимания, как теологии в христианстве.

Познавательно!Для чего нужна красная нить на запястье: значение в христианстве

Как мы знаем, иудеи – народ скрытный, даже в ряды верующих они посвящают посторонних неохотно. Их теология передавалась как устное народное творчество, и до сих пор так и не возымела статуса академической науки.

Место и роль теологии в православии

Как уже было сказано выше, главной задачей теологии является формирование культурно-религиозного сознания у населения. И именно поэтому важно иметь в лоне Церкви образованных богословов, которые могли бы помочь православному христианину лучше понять церковную организацию и прочие важные процессы.

Как известно, священник не может занимать сан, если не получит хотя бы минимального духовного образования, в которое обязательно входит изучение теологии. Именно эти знания помогают правильно подходить к совершению таинств, осознавать и разъяснять важные догматы Церкви прихожанам. Необразованность влечет за собой страшные последствия — сомнения, критику Бога и ересь.

У людей множество вопросов как к Господу, так и к церкви. Ежегодно происходят тысячи катастроф и стихийных бедствий, и вопросов у людей становиться все больше. И сегодня они уже не удовлетворяться объяснением «Это воля Божья» или подобными поверхностными ответами, которые созданы лишь для того, чтобы отделаться от человека. Сегодня необходимо давать четкие научно обоснованные ответы, и теология для этого отлично подходит, поскольку в процессе ее изучения все эти вопросы неоднократно поднимаются.

Важно! Богословие довольно обширная область, требующая интенсивного изучения, но плоды, которые приносит знание, достойны всех усилий.

Теология как наука

Что такое теология?

Теология – это наука о религиозном учении, раскрытие его догматов, обычаев и устоев. Отличается от религиоведения и философии религии тем, что старается обосновать и защитить вероучение о Боге и Его откровении.

Великий раскол

Разделение христианства в период раннего Средневековья на православие и католицизм стало толчком к образованию новой науки по изучению Святого догмата.

Таковой стала «новая теология», задачи которой направлены на исследования Нового Завета в рамках католицизма.

Следует отметить, что данная область знаний до сих не определяется как отдельная школа или наука. Ведь как мы знаем, католицизм – течение в христианстве, которое характерно строгостью и бескомпромиссностью.

Потому в рамках новой ветви науки не принято задаваться лишними вопросами – на истины, которые изложены в Библии, смотрят как на единственно верную догму.

Интересно! Расписание богослужений в храме святого Иоанна Кронштадтского

Какую специальность нужно получить

Направления подготовки и специальности вузов

Знаете специальность, которая подходит к этой профессии?
Напишите нам.

Обучение и трудоустройство

Кто такой теолог в современном мире? Как на него выучиться и где потом работать с таким дипломом?

Как утверждают сами представители данной отрасли деятельности, теолог – это не профессия. Это состояние души, показатель духовной развитости, интеллекта и саморазвития.

Для начала скажем, что теологом можно стать, окончив как университет, так и духовную семинарию. Ранее данная профессия была доступна только выпускникам второго учебного заведения, но в наши дни идет активное возрождение религиозного наследия нашей страны. Поэтому работа теолога становится востребованной и престижной.

Интересно знать! Работа для настоящего теолога – это исключительно саморазвитие и открытие новых знаний. Именно расширяя свой кругозор, он становится лучшим специалистом и может все свои знания передать прихожанам/ученикам. Более того, быть теологом – значит быть человеком, который знает практически все в области гуманитарии, начиняя от истории и философии, заканчивая геополитикой и филологией.

Давайте теперь более конкретно узнаем, где может работать теолог и какие должности ему подойдут:

  • Ученый или священник. В наше время эти два понятия практически идентичны, если речь идет о теологии как о науке. Только первый трудится в университетах, получая звания аспиранта, доцента, профессора, доктора наук, а в конце, возможно, министра образования. Священник же трудится в храме, начиная от простого диакона и заканчивая архиереем или патриархом.
  • Преподаватель. Понятие данного термина весьма обширно, и ограничивается оно не только стандартными учебными заведениями, такими как школа, техникум или вуз. Теолог может работать преподавателем при военной части, в госпитале, в исправительных и реабилитационных заведениях, в специализированных школах.
  • Переводчик-консультант – отличная работа для современного теолога. Речь идет не о таких переводчиках, которых сейчас весьма много, знающих английский, испанский, немецкий, а о таких специалистах, которые ориентируются в редких и мертвых языках. Это латынь, церковно-славянский, древнегреческий, арабский (если говорить об исламе). Нередко различным издательствам, авторам и прочим деятелям искусства требуется консультация профессионала в данной сфере, которая весьма недурно оплачивается.
  • Искусствовед-экскурсовод. Это современные специалисты в области науки о Боге. Кем работать – решать вам, исходят из собственных предпочтений и возможностей. Если вы устраиваетесь искусствоведом, будьте готовы проводить дни в музеях, на выставках и прочих культурных мероприятиях, рассказывая людям о различных экспонатах. Для экскурсовода важны не только знания в области предполагаемого маршрута, но отличное здоровье.

Трудовые обязанности

Обязанности специалиста зависят от места его службы. Теологи-преподаватели читают соответствующие дисциплины (теология, философия, богословие, история религии) в образовательных учреждениях, проводят воспитательные мероприятия в детских садах.

Специалисты учреждений госбезопасности выступают в качестве аналитиков по профилактике деятельности экстремистских культов и сект. Теологи, работающие в общественных организациях и СМИ, консультируют и дают независимую экспертную оценку по вопросам религий. В обязанности теолога, служащего в церкви или мечети, входит организация кружков и секций, молодежных клубов, организация отдыха для детей и взрослых. В учреждениях социальной адаптации и реабилитации этот специалист проводит беседы с пациентами.

Теологи часто выполняют обязанности переводчиков с церковно-славянского, арабского, греческого, латинского и других языков. Они сопровождают туристические группы, как правило, паломников.

Особенности карьерного роста

Теолог – универсальный специалист. Он может реализовать себя в совершенно разных отраслях. Теологи востребованы в качестве школьных учителей (предмет «Основы религий»). В высших и средних специальных учебных заведениях они преподают такие дисциплины, как религиоведение, церковные языки, основы религии. Также специалист в области теологии может работать в научно-исследовательских учреждениях, книжных издательствах и средствах массовой информации в качестве переводчика или редактора религиозных текстов. Владея иностранными языками, теолог может найти себя в сфере религиозного туризма.

Часть выпускников специальности «Теология» в зависимости от изучаемой ими религии, устраиваются работать в церкви или мечети. Здесь они могут дослужиться до настоятеля.

Подведем итоги

В наше время теология приобретает куда более широкое значение и значимость, нежели в более ранние годы. Возрождается религиозное наследие страны, реставрируются культурные памятники, придается большое значение религии и духовности в мире.

Поэтому теолог – профессия будущего, которая пока что, возможно, кормит плохо, но буквально через 5–10 лет может стать одной из самых престижных.

Характеристика сотрудника

Теолог – профессионал с широким кругозором. Он вооружен знаниями, как в области религии, так и в области общегуманитарных и естественно-научных дисциплин. В частности, он отлично разбирается в социологии, психологии, педагогике, политологии, истории и культуре разных народов. Теолог постоянно совершенствует и расширяет свои знания, для чего необходима хорошая долговременная память. Научно-исследовательская и методическая работа потребует от него аналитического и логического мышления, развитого литературного языка. А работа в области образования, воспитания, а также социальной направленности – коммуникабельности и ораторского мастерства. Он должен быть терпеливым, доброжелательным, отзывчивым, уметь внимательно выслушать и поддержать человека.

Почему в мире теология — наука, а в России — нет

Что такое теология?

Теология — это наука о религиозном учении, раскрытие его догматов, обычаев и устоев. Отличается от религиоведения и философии религии тем, что старается обосновать и защитить вероучение о Боге и Его откровении.

Почему теология — наука?

Архимандрит Кирилл (Говорун)

— Почему теология – наука?

— В богословии мы различаем знание Бога и знание о Боге. Первое приобретается через общение с Богом во втором лице, а второе — через общение с другими людьми, когда о Боге говорят в третьем лице. Собственно богословие является вторым видом знания, которое зиждется на первом и при этом его верифицирует. Без знания Бога знание о Боге является пустым сотрясанием воздуха, а знание Бога без знания о Боге нередко приводило к искажению знания Бога, что, в свою очередь, в конце концов искажает и знание о Боге. Это нередко порождало ереси, которые являются не просто логической ошибкой, но представляют опасность для духовного развития христианина.

Различение между знанием Бога и знанием о Боге среди прочего означает, что хотя богословие и зиждется на опыте, само таковым опытом не является и опыт собой не заменяет. Игнорирование этого различения приводит к двум ошибкам: те, кто ценят только духовный опыт, считают богословие его симулятором, опасным для самого опыта. Те, кто не понимает, что такое духовный опыт, считают богословие симулятором знания, опасным для знания. Этих совершенно разных людей, которых условно можно назвать фундаменталистами и секуляристами, объединяет то, что они считают богословие опасным или как минимум бесполезным.

Между тем, богословие хотя и вербализует опыт Богообщения, делает это с помощью тех же выразительных средств, которые использются в человеческой культуре в самом широком смысле этого слова. Это может быть язык поэзии — в литургии, например, а может быть язык философии — в богословских трактатах. Когда используется язык философии, он подлежит тем же законам, что и язык гуманитарной науки. В этом смысле богословие является наукой.

— Какие у нее есть признаки науки?

— Науку в наше время принято делить на три области: точные, общественные и гуманитарные науки. Они отличаются между собой предметом и методами исследования. Говоря очень схематично, точные науки изучают материальный мир и базируются на эксперименте; общественные науки изучают человеческие сообщества и базируются на социальных опросах; область и методы гуманитарных наук шире и размытее. Гуманитарные науки изучают феномен человека в широком смысле. Этот феномен можно подвергать различного рода анализу и интеллектуальным спекуляциям.

Богословие входит в область гуманитарных наук, поскольку в его фокусе — восприятие человеком Бога. В этом смысле богословие отличается от Откровения, хотя и зиждется на нем. Откровение — это то, как Бог обнаруживает себя: движение сверху вниз. Богословие — это человеческое восприятие Откровения: движение снизу вверх. Бог проявляет Себя через несотворенные божественные логосы, а человек осознает и артикулирует их в виде смыслов, которые являются конвенциональными, то есть сотворенными человеческим разумом. Подобные конвенциональные смыслы изучает философия и в целом гуманитарное знание. Методы всех подразделений гуманитарного знания, включая теологию, похожи.

Методы теологии

— Какие методы она использует?

— Эти методы варьировались от эпохи к эпохе и определялись философским мэйнстримом каждого времени. Золотой век христианского богословия — четвертое столетие — было ознаменовано философской тенденцией сортировать опыт познания с помощью категорий. Этот диалектический метод уходил корнями в философию Аристотеля и был обновлен на основе синтеза с Платонизмом в том, что мы сейчас называем неоплатонизмом. Неоплатоническое обновление классического аристотелизма произошло приблизительно в эпоху формирования христианской доктрины, которая и использовала язык и методы неоплатонизма. Основополагающим методом Каппадокийцев, например, стало применение диалектических категорий, например таких как общее и частное, к Богу, а также заимствование философских лексем, таких как сущность и ипостась. Это был первый случай христианской схоластики.

Я понимаю, что после идей о. Георгия Флоровского о западной схоластической псевдоморфозе православного богословия у нас принято относиться к схоластике с большим подозрением, однако схоластика была изобретена не на западе и не в средние века, а на востоке и в период поздней античности. Формальным признаком схоластики является процедура различения категорий, являющихся производными от категорий, описанных в одноимённом трактате Аристотеля (Категории). Классическое восточно-православное богословие, которое было схоластическим еще в четвертом веке, но особенно проявило это свойство в шестом столетии, опиралось на неоплатоническую интерпретацию категорий, главным образом в авторстве Порфирия. Даже «мистическое» богословие, как у псевдо-Дионисия Ареопагита, и по языку и по опыту в значительной степени отражало неоплатонизм — на сей раз в авторстве Прокла.

Богословские методы, получившие распространение в эпоху поздней античности, утратили актуальность в наше время. В двадцатом веке главной, хотя и не единственной философской рамкой для православного богословия стал персонализм: и о Боге, и о человеке богословы начали писать с точки зрения понятия личности. Эта категория, неизвестная в период античности, заменила собой традиционные богословские категории общей и частной сущности. Философский инструментарий нашего времени намного богаче, чем он был в период античности или средних веков.

Я, например, в своих книгах для анализа феномена Церкви наряду с традиционной аристотелевско-порфириевой диалектикой использовал категориальный аппарат феноменологии, аналитической философии, структурализма и постструктурализма. Можно использовать и другие методы и философские языки. При этом, на мой взгляд, для успешного развития современного богословия важен метод критического анализа, который я также использовал при изучении административных структур Церкви.

— Чем похожа и чем отличается от других гуманитарных наук?

— О сходстве богословия и других гуманитарных наук я уже сказал. Можно добавить о различиях. Богословие — это слово человека о Боге. Оно невозможно без Бога, тогда как другие гуманитарные знания без Бога возможны. Хотя даже они часто говорят о Боге — например, при изучении творчества Баха или Достоевского.

-Какие есть основные претензии к теологии и каковы ответы на них?

Чаще всего говорят, что богословие нельзя считать наукой, потому что оно о Боге, в которого не все верят, а даже если верят, то это все равно субъективный опыт. Однако тогда научно нельзя изучать, например, и философию Прокла, мистика которого не менее субъективна, чем у псевдо-Дионисия. Если в университетах нельзя изучать Библию, тогда тем более нельзя изучать «Илиаду» с «Одиссеей» — «библейские» книги античного мира, интерпретировавшие отношения человека и богов, в которых верили античные люди и в которых никто не верит сейчас.

— Почему в России подвергается критике научность теологии?

— Потому что в России, как и других постсоветских странах, было очень слабо развито гуманитарное знание. В советское время настоящей наукой была только точная наука, и она заменила собой тот симулякр, который назывался гуманитарным знанием. Само по себе это неплохо, потому что точные науки служили хоть каким-то барьером на пути проникновения идеологии, а кроме того, они лучше дисциплинируют мышление.

Однако это имеет и свой побочный эффект — критерии научности условной физики в пост-советском контексте по-прежнему принято экстраполировать на критерии научности условной лирики. И в этом серьезная логическая ошибка физиков. Потому что критерии истинности в точной науке, а именно максимальная объективизация знания на основе эксперимента, не работают в гуманитарном знании. Они не всегда работают и в самой науке, как в случае квантовой механики, например, которая не может исключить субъективности наблюдателя эксперимента. Богословам одно утешение — те же претензии физики могут предъявить и к социальным и гуманитарным наукам.

Теология в России и в мире

— Почему в других странах мира спокойно живут с теологией и защищаются в этой области?

— Потому что на западе и в России разное происхождение университетов. На западе университеты начинались как теологические школы. Теологический факультет Оксфорда, например — старейший в этом учебном заведении. А Гарвард, Йель и Принстон вообще вначале были семинариям, причем фундаменталистскими. Современная Московская духовная семинария по сравнению с Гарвардом в восемнадцатом веке выглядит как форпост либерализма. В России же теология изначально была исключена из университета — для нее была создана особая образовательная система, включившая в себя церковно-приходские школы, духовные училища, семинарии и академии. Эта система соответствовала сословной структуре российского общества в период империи и предназначалась для духовного сословия. Когда сословность была разрушена после революции 1917 года, духовное образование по-прежнему осталось в гетто — теперь из-за официально объявленного атеизма. Этот статус кво богословия и хотят продлить.

Как на западе богословие по инерции остается частью университета, хотя многие интеллектуалы мечтали бы его оттуда уже изгнать, так в России богословие по инерции остается за пределами университета. Те, кто выступает против теологии в университете — как ни парадоксально это звучит, живут прошлым.

— Чего не хватает в России, чтобы это было так?

— России не хватает того, чтобы перестать смотреть в свое прошлое — имперское и советское, и начать смотреть в будущее.

Читайте также

Религиоведение и теология. Основное различие.

Читая Пикабу, я начал отмечать для себя одну забавную тенденцию. В постах о религии, коих на сайте становится все больше и больше, происходят ожесточенные споры. Но ни защитники религии, ни их оппоненты, чаще всего, совершенно не разбираются в матчасти. Поэтому я решил написать несколько ознакомительных постов на эту щепетильную тему, как и обещал (прошу прощения у подписчиков за долгую задержку). Так как я в свое время защищал диплом по религиоведению, то подход к материалу будет сугубо научный. И начать, пожалуй, стоит с самых основ. То есть разделить понятия “религиоведение” и “теология” и дать им определения.

Как наука, религоведение сформировалось совсем недавно. Если быть точным, то к концу XIX века. К тому моменту человечество уже знало об электричестве, уравнениях Максвелла и “Теории о происхождении видов” Чарльза Дарвина. И вот, в этой прогрессивной среде один немецкий филолог, коего звали Фридрих Макс Мюллер, совершил переворот в изучении религии. В 1870 году в Оксфорде он прочитал курс лекций, в котором предложил исследовать мировые религии сравнительным методом. То есть отринуть мистицизм и буквально препарировать их на составляющие. При этом он предоставил свои исследования, которые вызвали немалый скандал в научной и религиозной среде, сравнимый с работами Дарвина. В своих изысканиях он сравнивал авраамические религии (христианство, ислам и иудаизм), восточные учения, древние мифологии (Греции, Рима и т.д.), а также верования первобытных племен (например, свежеизученных африканцев). И пришел к выводу, что христианское учение не так уж и далеко ушло от верований папуасов. Неожиданно для всех религиоведение набрало немалую популярность и стало одним из основных инструментов изучения человеческого общества, наряду с этнографией и философией.

Фридрих Макс Мюллер, основоположник религиоведения.

К ХХ веку религиовединие полностью сформировалось как самостоятельный предмет. Но стоит учитывать тот фактор, что изначально это наука, созданная на границе других дисциплин. Религиоведение пересекается с общей и социальной философиями, историей философии, социологией, антропологией, психологией, всеобщей историей, этнографией, археологией и другими науками. И тут вы зададитесь вопросом – “Зачем оно вообще нужно?” “Чтобы провести сравнительный анализ” – ответят вам религиоведы. И будут правы. Потому что только религиоведение в полной мере позволяет сравнить ислам и культ Радужного змея из Австралии и выявить очень много общего, абсолютно незаметного на первый взгляд.

К сожалению, в России у религиоведения довольно сложная история. Во времена Империи эта наука испытывала очень серьезное давление со стороны официальной религии. Большая часть научных работ того времени написана православными служителями и имеет явный христианский подтекст, что негативно сказывается на объективности исследований. После Революции религиоведение попало в опалу, как и все, связанное с религиозностью. Более-менее серьезные работы стали появляться уже после смерти Сталина, в период оттепели. Чаще всего эти работы проходили как этнографические или как критика религиозности в канве научного атеизма. Ну а с распадом СССР стало совсем непонятно. Ибо кто девушку платит, тот ее и танцует. И под маской научных работ начали продвигать всякую “дичь” о славяно-арийских ведах, Гипербореи и далее по списку. А после 2000 года бывшими кафедрами научного атеизма и этнографии заинтересовалась РПЦ (в профильных регионах мусульманские и буддийские религиозные деятели). Сначала на пожертвования, а потом с помощью Божей и государственной помощью, на их базе начали открываться кафедры теологии. И, таким образом, к 2018 год, довольно сложной найти научную работу, в которой “пятидесятники” будут называться реформатами (или протестантами), а не деструктивной сектой.

Прекрасный образчик уровня современных российских религиоведов. Не надо быть такими.

С теологией все одновременно и проще, и сложнее. Если выразится совсем просто, то теология – это наука (да, наука, как ни странно), изучающая все аспекты одной, отдельно взятой, религии изнутри. И, как бы не странно это прозвучало, теолог не обязательно должен быть верующим человеком, тем более священнослужителем. На Западе есть немало таких примеров. Отличие же от религивоедения здесь в том, что в теологии отсутствует сравнительный анализ материала. Теолог изучает свой предмет только внутри религии. Он исследует философскую мысль раннего христианства и ему не обязательно знать, чем она схожа, например, с манихейством. Для христианского теолога манихейство априори является ересью и отрицается доктринами его учения. В этой закостенелости и кроется ахиллесова пята нынешней теологии. И если католики пытаются выйти из положения, признавая современные научные открытия, переписывая старые средневековые догматы, то у православия здесь образуются очень большие проблемы.

Религиоведение – это наука, предметом изучения которой является сравнительный анализ всех когда-либо существовавших религии, от неандертальского культа мертвых до пастафарианства. При этом она основывается на объективном исследовании всех возможных источников информации и освещает религиозные аспекты жизни как индивида, так и человеческого общества в целом.

Теология – куда более субъективная наука, предметом изучения которой является одна определенная религия (православие, католичество, ислам и т.д), ее догматы, философия и история развития. Чаще всего, основными источниками данных являются священные тексты и научные работы предшественников, что нередко влечет за собой исторические ошибки и устаревание взглядов на современное общество.

Надеюсь, что я смог хоть немного разграничить понятия “религиоведение” и “теология”. Если подобная концепция вам интересна, то в комментариях предлагайте темы для постов. В силу своих возможностей и знаний постараюсь удовлетворить ваш интерес.

Дубликаты не найдены

«Теология – куда более субъективная наука, предметом изучения которой является одна определенная религия».

См. ключевое слово. Теология – не наука. Теология занимается обоснованием веры в сверхъестественное, чем наука заниматься не может. Теолог просто обязан быть верующим, чтобы заниматься теологией. Неверующий теолог – это религиовед, который изучает одну религию.

Кафедра теологии – это дичь для светского государства. Религиоведение – нормально. Но только научное, сравнительное, беспристрастное, не скатывающееся в теологию. Нельзя в светском государстве за госчет обосновывать существование бога.

Вот это вот всё – и сколько угодно – в профильных учебных заведениях.

В общеобразовательных (любого уровня) вполне достаточно краткого курса в рамках всемирной истории, преподаваемого специально обученными педагогами, а не адептами.

При таком варианте – никаких претензий.

А что тут дисскутировать?

Если индивидум, живущий в 21 веке, всерьёз воспринимает бред 5000 летней давности и не понимает что такое мифология, то диагноз налицо, и нечего вопить про оскорбленные чувства.

Бред сивой кобылы, как можно вообще серьезно ко всей этой хрени относится?

Ты всего лишь защищал диплом по религиоведению, а уже считаешь возможным судить об уровне А.Дворкина? Ты почитай его биографию. Это все равно, что защищавший диплом по матанализу скажет: не будьте такими, как Ньютон или Лейбниц. (Речь не о вере). И вообще, кому нужна информация подобного рода, он ее найдёт и уж точно не здесь.

Откровенно говоря, не хотелось вступать с Вами в полемику, но, как говорится: Платон мне друг. В данном случае моя принадлежность к какой-либо конфессии не имеет значения, собственно, как и то верю ли я в Бога. Важнее другое: внимательно ли Вы прочли книгу, представленную на фото? Укажите мне страницу, на которой Дворкин утверждает, что протестанты – это сектанты? Я скажу больше: он вступает в противоречие с учением Церкви по ? сектанства, поскольку вся правословная церковь причисляет (и, надо сказать, основываясь на “классическом”, узком понимании термина “сектанство”) протестантов и лютеран к сектам. Поскольку Пикабу – это не тот ресурс, на котором уместно полемизировать по данному вопросу, советую Вам прочесть отзыв С.А.Шатохина на книгу А.Дворкина “Сектоведение. “. Всех Вам благ.

Хм, интересно. Но в следующий раз советую вставлять картинки. Это привлекает аудиторию и текст легче читается.

Всё таки нельзя не восхищаться людьми, которые придумали такой замечательный инструмент для управления массами, как религия. Ведь работает же. И будет работать. Как говорится, на века строили.. Снимаю шляпу.

Для хомосапиенса, обладающего мышлением и логикой, очевидно что после смерти человек окажатся там же где он был и до своего рождения – его не будет вообще. Не в телесном, не в эфирном виде.

Странно, что понимание очевидного, что после смерти ты перестанешь существовать, может пугать. Наоборот, это успокаивает, так как освобождает тебя от всех земных проблем и не загружает новыми – жизнью на каких-то небесах, раем, адом. Пугает генетический страх смерти, но это необходимо для развития вида.

Вера все же более как предмет манипулирования. В этом плане позиция СССР относительно запрещения пропаганды веры, вполне логична и разумна была.

Ну, сейчас иные скрепы.

Ну ты же понимаешь, что без веры свечки никому не нужны будут? И продавать никому не получится их.

Отлично всё разъяснено!

Кафедра английского языка или кафедра польского языка – это, конечно, научные кафедры, и занимаются они, конечно, какой-то наукой, но СУБЪЕКТИВНОЙ наукой. Поэтому ценности в таких науках немного – нет момента сравнения и сопоставления.

А вот сравнительная лингвистика – как раз то, что нам нужно. Предлагаю упразднить везде, куда дотянемся, малозначительные кафедры каких-то отдельных языков, и с первого класса школы заниматься сравнительной лингвистикой, чтобы детям мозг не засирать разной ерундой.

Если выразится совсем просто, то теология – это наука (да, наука, как ни странно), изучающая все аспекты одной, отдельно взятой, религии изнутри.

А откуда ты взял именно такое определение? Почему не то, что в вики?

Богословие, или теология (калька греч. θεολογία от греч. θεός «Бог» + греч. λόγος «слово; учение, наука») — систематическое изложение и истолкование какого-либо религиозного учения, догматов какой-либо религии[1]. Представляет собой комплекс дисциплин, занимающихся изучением, изложением, обоснованием и защитой вероучения о Боге, его деятельности в мире и его откровении, а также связанных с ним учениях о нравственных нормах и формах Богопочитания

Так что нифига это не наука по современным представлениям. Хотя метод теологии был близок к методу естественных наук в средние века.

Ну а по вашим суждениям и философия с этикой не научные дисциплины.

Конечно нет. Хотя наука и часть философии, наряду с этикой.

Ибо использует присущие науке инструменты и методы.

И как у нее, например, с доказательностью? Или с предсказательной силой?

Это не следует из моих слов.

Науки, в том числе гуманитарные – часть философии, но философия не исчерпывается наукой.

Применяя инструменты истины к ложному основанию, можно обнаружить лишь его шаткость.

Наука и религия

Черный фон здесь как никогда уместен

Наука и религия очень даже могут сосуществовать.

Например, для изготовления бомбы нужна наука, а для ее подрыва нужен религиозный человек.

* Мнение ТС может не совпадать с написанным в посте, но я реально не понимаю, почему оригинальный пост помечен как NSFW.

Так, начинаю выписывать этот журнал

Наткнулся в сети на довольно любопытное

Притом все статьи реально научные, дельные и чрезвычайно увлекательные, я аж зачитался. Преимущественно авторы апеллируют к работам Адама Поссамаи, который в своих работах уделил массу внимания феномену фандома в массовой культуре.

Израильские учёные: «Великие события, описанные в Священном Писании, никогда не происходили».

“Великие события, описанные в Священном Писании, никогда не происходили. Об этом сообщается в газете La Repubblica. К такому выводу пришли израильские археологи на основании многолетних раскопок.

Например, они утверждают, что стены Иерихона разрушили вовсе не израильские священнослужители звуками своих труб. Стен просто-напросто не было, утверждают ученые. Поселения Ханаана, Земли обетованной израильтян, не были «большими», как говорится в Библии, и не были обнесены стенами, поднимавшимися до небес.

«Поэтому героизм завоевателей, которые якобы сражались с превосходящими их силами хананеев, это теологическая реконструкция, не основанная на фактах, — говорит археолог Зеэв Херцог, один из самых известных профессоров факультета археологии Тель-Авивского университета. — На основании всех полученных нами результатов, большая часть ученых в области археологии, библейских исследований и истории еврейского народа сходятся во мнении, что события, описанные в Библии, это легенды, такие же, как легенда о Ромуле и Рэме».

Профессор Херцог заявил: «Эти раскопки привели к тому, что стало ясно: израильтяне никогда не были в Египте, никогда не бродили по пустыне, никогда не завоевывали землю, чтобы потом передать ее Двенадцати коленам израилевым. Ни одно из центральных событий истории евреев не подтверждалось тем, что мы находили. Исход, например, мог касаться всего лишь нескольких семей, история которых затем была расширена и “национализирована” по теологическим соображениям».

Эта поистине революционная точка зрения с трудом воспринимается многими людьми, говорит профессор. Самым сложным для осознания стал исторический документ о том, что великое Царство Давида и Соломона, ставшее, согласно Писанию, высшей точкой политической, военной и экономической мощи народа Израиля, царство, которое, согласно Книге Царей, простиралось от берегов Евфрата до Газы, является, по словам Херцога, «историографическим, не соответствующим реальности построением».

«Величие Царства Давида и Соломона — эпическое, не историческое. Быть может, последним доказательством этого является то, что мы так и не узнали, как оно называлось, — говорит Херцог. — Иерусалим весь перекопан.

Раскопки дали впечатляющее количество материалов, относящихся к периодам, предшествующим и последующим существованию объединенного Царства Давида и Соломона. Ничто не подтверждает факта существования Царства, ни один глиняный осколок. И это не значит, что археологи искали не в том месте. Они получили многочисленные свидетельства, что во времена Давида и Соломона Иерусалим был большим поселением, в котором не было ни центрального храма, ни царского дворца.

Давид и Соломон были главами племенных княжеств, контролировавшими небольшие районы, Давид — в Хевроне, Соломон — в Иерусалиме. Одновременно с этим на холмах Самарии возникло отдельное государство. Израиль и Самария были изначально двумя отдельными, порой враждующими между собой царствами”.

Теология

ТЕОЛО́ГИЯ (греч. θεολογία , букв. – богословие, от θε ό ς – Бог и λ ό γος – слово, учение) – учение о Боге, построенное в логических формах идеалистической спекуляции на основе текстов, принимаемых как свидетельство Бога о Самом Себе, или Откровение. Т. предполагает концепцию личного абсолютного Бога, сообщающего человеку знание о Себе через Собственное «слово», а потому возможна только в рамках теизма. В наиболее строгом смысле слова о Т. можно говорить применительно к вероучениям трех чисто теистических религий – иудаизма, христианства и ислама; что касается таких религий, как индуизм и буддизм, то Т. как форма мышления возможна внутри них лишь поскольку они содержат элементы теизма. Мистические учения нетеистических религиозных систем (конфуцианство, даосизм, дзэн-буддизм и т. п.) не могут быть причислены к феномену Т.

История термина. Термин «Т.» впервые вошел в оборот в античной Греции, где он прилагался к систематизированному изложению мифов и особенно генеалогий языческих богов (по типу «Теогонии» Гесиода). Подобное изложение чаще всего осуществлялось в поэтической форме; так, Платон говорит о людях, разрабатывающих Т. «в эпосе или в трагедии» (Rep. II, 379 А). Такая «Т.» не только не имела характера обязательного вероучения, но могла быть и вообще иррелигиозной: Цицерон называет «теологами» вольнодумных последователей Эвгемера, учивших, что боги суть всего лишь обожествленные люди (Cic. nat. deor. III, 55). Более определенная связь с религиозной верой имеет место там, где слово «Т.» прилагается к мистическому преданию тайных религиозных кружков-“тиасов» (напр., на языке позднеантичных религиозных философов слово «Теолог», употребляемое как имя собственное, есть обозначение легендарного поэта древности Орфея, основавшего сообщество орфиков и передавшего им свои мистические гимны). Нередко «теологами» называли жрецов, в обязанность которых входило рассказывать посетителям храма местные мифы. Однако во всех случаях термин «Т.» относился к сфере мифологии, а не философской спекуляции. Аристотель, опираясь на ту критику, которой Платон подверг «Т.» народных и поэтических мифов, впервые перенес обозначение «Т.» на спекулятивную «первую философию», «высшую созерцательную науку» (ср. Arist. Met., 1026 А., 15–20; там же, 1064в 1 и др.). Для Аристотеля Т. есть прежде всего учение о неподвижном перводвигателе, источнике и цели мирового бытия, и как раз аристотелевское словоупотребление оказало решающее воздействие на дальнейшую историю слова. Однако еще патристика понимала Т. в неспекулятивном смысле. Для Тертуллиана (Adv. nat. 11, 1, 2) и Августина (De civ. Dei, VI, 5–10; VIII, 15) «Т.» – языческие лжеучения о богах, для Ареопагитик и порожденной ими традиции – это не рационалистический анализ откровения, но само откровение, т. е. вероучение Библии (так употребляет слово «theologia» еще Бонавентура). Отсутствие термина «Т.» в его позднейшем смысле носило для ранних эпох христианского мировоззрения принципиальный характер: в глазах Августина или Ансельма религиозное и философское созерцание Божества совпадают в едином акте интуиции, а потому всякое спекулятивное учение о вере есть именно «философия», а не какая-либо особая форма знания. Положение меняется в зрелой схоластике, осмысляющей Т. как дисциплину, внеположную философии. Характерно употребление термина «Т.» у Жильбера из Порре (ум. 1159) (см., например, Migne, PL, v. 64. col. 1264 ft.). Фома Аквинский еще предпочитает пользоваться синонимическим словосочетанием «священное учение» (sacra doctrina), но как раз в XIII в. слово «Т.» входит в быт («теологический факультет» в Парижском университете с 1-й пол. XIV в.). Наконец, у Генриха Гентского (ум. 1293) этот термин окончательно закрепляется в привычном для нас смысле.

Структура Т. Идея Т. в принципе двуполярна, ибо предполагает как сверхрациональное откровение, так и рационалистический анализ этого откровения. Это выражено уже в термине «Т.», первый элемент которого, по словам современного теолога Тиллиха, «есть theos, Бог, нечто о Себе сообщающий, стихия откровения; второй элемент есть logos, разумное слово о том, что сообщает Бог в Своем сообщении» (см. Eranos-Jahrbuch, 1954, Bd. 23, Z., 1955, S. 251). При этом для всех трех упомянутых религий как строго теистических «Бог» есть специально Бог Библии, а «логос» – система мыслительных приемов греческой философии (и в еврейской, и в арабской, и в византийской, и в латинской Т. в эпохи ее расцвета имела место конкуренция платонизма и аристотелизма, пропущенных через неоплатоническое переосмысление). Поэтому полярное соотношение внелогического «Бога» и логического «слова» о нем в структуре «богословия» воспроизводит двуполярность иудео-эллинской культурной традиции Средиземноморья. Несмотря на полемический вопрос, заданный Тертуллианом (De praescr. haeret., 7) и постоянно повторявшийся его единомышленниками (типа Петра Дамиани и Бернарда Клервоского в христианстве, Газали в исламе, Арона бен Элийа в иудаизме): «что общего между Афинами и Иерусалимом?», Т. снова и снова пыталась примирить библейский «Иерусалим» и платоновско-аристотелевские «Афины». Поэтому она чаще всего имеет как бы двухъярусную конструкцию: нижний ярус – философская спекуляция об Абсолюте как сущности, первопричине и цели всех вещей (т. е. именно то, что назвал «Т.» Аристотель), верхний ярус – не могущие быть усмотренными разумом «истины откровения», непосредственно сообщенные в «слове Божьем». Гуго Сен-Викторский различал «мирскую Т.» (theologia mundana), т. е. высшую из умозрительных философских дисциплин, и «божественную Т.» (theologia divina), преподанную Богом в воплощении Логоса и в церковных таинствах. Позднее эти два вида Т. получили устойчивое обозначение «естественной Т.» (theologia naturalis) и «Богооткровенной Т.» (theologia revelata); в христианстве отношение между этими двумя видами Т. было осмыслено в контексте антиномии «природы» и «благодати».

Но грань между «естественной» Т. и Т. откровения – не единственное следствие изначальной двуполярности идеи Т. В качестве спекулятивной философской дисциплины Т. функционирует в принципе так, как функционировало античное языческое умозрение, направленное на платоновскую «идею блага», аристотелевский «перводвигатель», неоплатоническое «единое» и прочие аналогичные объекты (срв. замечание Фомы Аквинского, согласно которому предметом Т. служит «Deus sub ratione deitatis», т. e. Бог, взятый в аспекте Своей абстрактной «божественности», Своей сущности, а не существования). Однако Бог, Которого предполагает теистическая религия, а значит и Т., есть не столько «сущность», сколько личностное Я, «живой Бог» Библии: поэтому занятие Т. мыслится одновременно и как интеллектуальное теоретизирование и как «искание Лика Божьего» ( Пс. 23:6 ) – личностный контакт с Богом. Безличную духовную сущность можно безбоязненно созерцать, но личный Бог и Сам «смотрит» на созерцателя, и теологический разум неизменно ощущает на себе этот «взыскующий» взгляд. В этом несвобода теолога. Непринужденное, почти играющее настроение языческой спекуляции становится для Т. немыслимым: любой просчет в отношениях с личным, волящим, любящим и гневающимся Абсолютом представляет абсолютную опасность; отсюда неизбежное для Т. понятие ереси и «неверия». Впавший в ересь совершает не отвлеченную мыслительную ошибку, но бесконечный по своим последствиям личный проступок в своих взаимоотношениях с Богом, как бы космическую «бестактность», обрывающую связь между «горним» и «дольним». Ибо вера в Бога мыслится одновременно как вера Богу – не просто убежденность в Его бытии и в истинности Его «слова», но акт доверия к Самому «говорящему», составляющий необходимую предпосылку персоналистической коммуникации; отсутствие такой веры есть личное оскорбление Богу. Рука об руку с доверием Богу идет столь же персоналистически понятое доверие к людям – носителям «предания», к «богоносным» авторитетам, к «старцам», в своей совокупности составляющим «Церковь святых» (наивно и наглядно это проявляется в оценке русскими старообрядцами Собора 1666–67 гг. как разрыва со святыми Руси, – см. А. Н. Робинсон. Жизнеописания Аввакума и Епифания, 1963, с. 42). Именно отсюда вытекает неизбежный догматизм Т.: воля к личностной связи носителей и принимателей предания между собой и с Богом связывает исследующий интеллект. По этой же причине Т. в своем качестве рационалистической дисциплины должна вновь и вновь ставить себя самое под подозрение, и притом с ортодоксально-теистической точки зрения: требуемый самой природой рассудка «холодный», безлично-отчужденный подход к «тайне», специфическая атмосфера логического «рассмотрения» и диспута, т. е. все то, что включается в понятие схоластики, необходимо для внеличного функционирования теистической религии, но оскорбляет личностные чувства верующего. «Нелепо спорить о Троице на перекрестках и превращать предвечное рождение Сына в предмет соблазна и в поприще публичного состязания!» – эти слова Петра из Блуа (ум. в 1200, см. Migne, PL, v. 207, col. 825) выражают не столько тревогу церковников за ортодоксальное «единомыслие», сколько тревогу мистика за интимное переживание «тайны», отчуждаемое и профанируемое даже в самом ортодоксальном логизировании веры. Внутренняя двойственность идеи Т. чувствуется и в представлении о том, что подлинным авторитетом здесь вправе обладать не просто профессионально эрудированный и интеллектуально сильный, но притом еще и «совершенный», «богомудрый» человек, чья личная «святость» позволяет умозаключить о личном же проникновении в «тайну» Бога. Так идеал теолога колеблется между двумя совершенно разнородными идеалами: идеалом ученого, который работает с логически принудительными силлогизмами, и идеалом «друга Божьего», которому Бог раскрывается в личностном и потому «неизреченном» опыте общения. Соотношения между этими двумя полюсами дают большое количество типологических вариантов, поочередно господствующих в различные эпохи развития Т.

Основные линии развития и современный кризис Т. Ко II в. христианская Церковь в борьбе с монтанизмом приходит к осознанному взгляду на эпоху «апостольских мужей» как завершенную; одновременно иудаизм, переживший крушение иерусалимской теократии в 70, усматривает свой единственный шанс в «воздвижении ограды вокруг Закона», т. е. в канонизации и комментировании текста Торы. Так создается предпосылка для экзегетической работы над замкнувшимся «Писанием», т. е. для Т. В исламе аналогичная ситуация складывается к VIII в. (деятельность мутазилитов). Притом необходимая свобода для спекуляции над «Писанием» создается за счет аллегорического истолкования последнего (талмудические мидраши, христианская экзегеза александрийской школы, истолкование Корана и хадисов у батинитов и мутазилитов). Через Т. христианства и ислама проходят типологически сходные споры о предопределении (Августин против Пелагия на Западе, Езник Кохбаци и его неизвестные оппоненты в Армении, «джабариты» против «кадаритов» в исламе). Однако христианская Т., изначально развиваясь в греко-римской этнической и языковой среде, несравнимо раньше и полнее усваивает античные модели философских умозрений, что позволяет ей выработать в тринитарных и христологических спорах IV-VII вв. такую развитую систему умозрительной догматики, которой не знали ни иудаизм, ни ислам (в последних Т. не отчленяется до конца от сакрального права и потому сосредоточена не на истолковании универсума, а на поведении человека). Эта работа Церкви над догматами, в центре которой стоит проблема соотношения между теистически понятым Абсолютом и эмпирическим миром, в основном завершается к VIII в. (787, Седьмой Вселенский Собор). Широкая систематизация наличного «предания» на основе аристотелевских логических схем впервые осуществляется христианским мыслителем, но в географических пределах исламского региона («Изложение православной веры» Иоанна Дамаскина). Между тем античные философские тексты через посредство сирийских переводчиков попадают в кругозор арабского мира, и с X в. начинается расцвет Т. ислама (калам), достигающий высшей точки к XI-XII вв. (Газали и др.). В арабской Испании (Андалусии) оживляется иудейская Т., представители которой пользуются арабским языком и неоплатонической системой понятий (характерен пример ибн Гебироля, сочетавшего творчество в области богослужебной поэзии на иврите с религиозным философствованием на арабском языке). В XI в. на Западе начинается новый подъем христианской Т., отныне занятой не творчеством догм, а их объяснением (Ансельм Кентерберийский). В XII в. в кругозор западной христианской Т. (схоластики) благодаря многочисленным переводам входят тексты еврейских и исламских теологов, а также Иоанна Дамаскина. Мистическое направление Т., исходящее из данностей «внутреннего опыта» и недоверчиво относящееся к логическим выкладкам, пытается дать бой схоластике (Бернард Клервоский против Абеляра), но вынуждено на Западе склониться перед последней и лишь на православном Востоке со времен Симеона Нового Богослова оказывается господином положения (концепция Т. как «умного делания»). Внутри интеллектуального мира схоластики создается международная и даже (в известных пределах) межвероисповедная иудео-христианско-исламская общность: в те самые века, когда в Испании распря христианства и ислама решалась мечом, мусульманин аль-Газали («Альгацель») и иудей ибн Гебироль («Авицеброн») служили для католической Т. школьными авторитетами (в свою очередь тексты последней часто переводились на иврит и использовались в полемике раввинских школ). Эта эпоха Т. получила в XIII в. свое завершение в католической системе Фомы Аквинского. В последующие века Т. ислама и иудаизма не создает ничего нового, в то время как христианская Т. работает над последовательной деструкцией схоластического здания (Иоанн Дунс Скот, Оккам): синтез Нового Завета и Аристотеля, достигнутый предыдущими поколениями, не удовлетворял ни тех, кто стоял на стороне мирских тенденций гуманизма, ни тех, кто пытался в новых условиях возродить серьезное отношение к принципу веры. Аверроистская теория двойственной истины, пришедшая из философии ислама и отвергнутая Фомой Аквинским во имя безусловной гармонии между логикой и верой, приобретала все больше явных и скрытых сторонников. Лютер решительно отверг саму идею Т. как умозрительной дисциплины, исследующей «Бога в аспекте божественности»; для Лютера предметом Т. является исключительно личностные взаимоотношения нуждающегося в Боге человека и окликающего человека Бога; Бог неуловим для абстрактных построений и раскрыт лишь в конкретном, внелогическом «событии» крестной смерти Христа (т. н. Т. креста). Т., которая для Фомы Аквинского была «наукой скорее спекулятивной, нежели практической» (S. Theol. I, a. 4), для Лютера есть всецело практическая дисциплина, обязанная заниматься не Богом-в-Себе, но Богом-для-нас (срв. J. Hessen, Platonismus und Prophetismus. Münch., 1939, S. 182). Точку зрения Лютера Меланхтон выражает в таких словах: «Познавать Христа означает познавать Его благодеяния, а не исследовать Его естества и модусы воплощения» (введение к 1 изд. «Loci communes», 1521). Однако в дальнейшем тот же Меланхтон возвращается к аристотелианско-схоластическому наследию, формальные мыслительные схемы которого приемлются в равной степени догматической Т. контрреформации (Суарес, Беллармин) и протестантизма (Герард), пока в своем самоисчерпании не становятся к XVIII в. расхожей монетой католических, протестантских и православных школьных догматик. Просвещение вытесняет деградированную Т. за границы философской жизни. Шлейермахер пытается приспособить Т. к нуждам буржуазной культуры, усвоив для нее стиль просветительского мировосприятия. Напротив, Кьеркегор, осмыслив кризис самой буржуазной культуры, ищет выхода в запоздалой реализации завета Лютера: библейская вера, порвавшая противоестественный союз с греческим рационализмом и осознавшая себя как чистое возвещение, без резонов и доводов апеллирующее к личностному выбору. Линия Кьеркегора была продолжена в XX в. «диалектической теологией»; к ней примыкает движение за демифологизацию веры, родившееся из теорий Бультмана и исходящее из осознания противоречия между современным сциентистским мышлением и знаковой системой новозаветного мифа. Это движение, до последнего времени развивавшееся в рамках протестантской Т. (срв. нашумевшую книгу епископа Робинсона «Честно перед Богом»), перешло и в католическую Т. и притом в связи с попытками общественной переориентации католицизма; срв. характерное заявление иезуитского теолога Г. Руиса: «Чтобы быть честными. мы обязаны признать, что мифы. удобны и служат консервации тех великих политико-социальных строений, внутри которых средиземноморский мир компрометировал себя во время Римской империи, во времена средневекового христианства и во времена грандиозных колониальных предприятий современной эпохи» (цит. по книге: Garaudy R., Metz J. В., Rahner K., Der Dialog. Reinbeck, 1966, S. 44–45).

Читайте также:  Схима — что это: определение термина в православии, как её принять, постриг в схиму
Ссылка на основную публикацию