Храм Бориса и Глеба в Зюзино: история, архитектура, расписание

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине

Первыми русскими святыми, заслужившими народную любовь и почитание, стали князья-страстотерпцы Борис и Глеб. В их честь построены храмы, одним из них является выдающийся памятник архитектуры — церковь Бориса и Глеба в Зюзине.

Страстотерпцы Борис и Глеб

Родные братья Борис и Глеб были сыновьями князя Владимира. Пример отца, который из необузданного язычника превратился в кроткого раба Христова, отобразился в характере братьев. Они росли богобоязненными и послушными. Повзрослев, Борис и Глеб были отправлены князем Владимиром на княжение в Ростов и Муром.

Читайте о святом князе Владимире:

Будучи в преклонном возрасте, князю пришло известие, что на Русь надвигаются печенеги. Дать отпор врагу Владимир поручил сыну Борису. Во время пребывания святого Бориса в походе, его отец отошел ко Господу. Престол в Киеве занял старший брат Святополк занял и задумал погубить своих братьев. Убийство произошло в 1015 году.

Борис и Глеб стали первыми русскими святыми. Их канонизировали в лике мучеников-страстотерпцев, сделав заступниками русской земли и небесными помощниками русских князей.

История и архитектура храма

В 1688 году началось строительство церкви и окончилось в 1704 году. Таким образом храму более 300 лет. Усадебный храм, на свои сбережения построил сподвижник Петра І князь Борис Иванович Прозоровский, а до него усадьба принадлежала знаменитой боярыне Морозовой.

После известных событий старообрядческого раскола эти земли были конфискованы и пожертвованы уже царем Петром І за труды Б.И. Прозоровскому. И на этих землях, в Зюзине, князь решил построить каменный храм.

Для строительства был привлечен знаменитый архитектор Яков Бухвостов. С момента возведения церкви Бориса и Глеба в Москве появился архитектурный стиль, известный как нарышкинское или московское барокко. Храм является прототипом целого ряда других московских храмов.

Он имеет одну особенность устройства — алтарная апсида развернута на север. Почему именно так? Ответ прост — так пожелал Прозоровский Борис Иванович, чтобы алтарная апсида смотрела на центр Москвы, на север.

Храм двухэтажный: верхний храм в честь Бориса и Глеба — это летний храм; нижний храм — зимний, в честь великого князя Владимира.

В 1938 году храм был закрыт и разделил судьбу многих храмов, как города Москвы, так и всей страны. Перед закрытием храма были два замечательных настоятеля — Александр Харьюзов, который служил до 1937 года. Когда его арестовали и расстреляли, на его место пришел брат — отец Леонид. Над ним смеялись, что и ему недолго осталось служить. Но он совершил свой подвиг служения Богу. Вскоре он был арестован и расстрелян. И с 1938 года по 1989 год храм был закрыт.

В 1940-1941 годах в здании не было ни охраны, ни замков. Были выломаны все деревянные части, начиная с древнего резного иконостаса и заканчивая оконными и дверными рамами, разрушена колокольня. Чудесным образом сохранились Царские врата, несколько икон и резных колонн. Ныне они находятся в музее «Коломенское».

Храм использовали не по назначению. Он был и овощным складом, а в военные годы колокольня использовалась как наблюдательная вышка. Затем стал филиалом завода драгоценных металлов с гальванической ванной, расположенной в алтаре нижнего храма, и, конечно, получил огромные повреждения.

После долгого забвения 15 мая 1989 года состоялось первое богослужение в память святых мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба. Но в храм еще не пускали, поэтому молебен совершили напротив храма, на улице.

А вот первая литургия состоялась уже 28 июля 1989 года в день великого князя Владимира в нижнем храме.

Всё, что сейчас находится в храме — это заново восстановленный интерьер. Иконостас совершенно новый, но выполнен по старым эскизам, фактически один к одному.

Роспись на стенах совершенно новая. И более того, храм не был расписан до начала 19 века. Причиной оказалась инженерная проблема. Когда раскрыли кровлю колокольни, начались протечки, потому что Яков Бухвостов, каким бы он не был известным архитектором, не учел одного — русской зимы, погодных условий.

При росписи храма встал вопрос — храм в стиле нарышкинского барокко, значит, и роспись должна быть в соответствующем стиле. Но когда начали приглашать художников со своими эскизами, то стало понятно, что роспись середины XIX века не очень воспринимается современниками, не лежит на сердце. И только эскизы в византийском стиле подошли для росписи. Именно это стиль был во времена Бориса и Глеба.

Святыни храма

Настоятелями московских храмов в дар храму были преподнесены святыни. Так, подаренная икона великомученика и целителя Пантелеймона настолько чудотворна, что самоочистилась и обновилась.

Был подарен Голгофский крест — великолепный и неповторимый.

Многие прихожане подарили свои иконы. Другие иконы были заново написаны, но уже стали намоленными:

Некоторые иконы заказывали и писали по просьбе прихожан, учитывали их пожелания. Одна из прихожанок принесла икону «Знамение», которая была в храме с 1938 года до закрытия. Она ее спасла, чудом сохранила.

Расписание богослужений, адрес, духовенство

Служители храма всегда приветливы и помогут в решении многих духовных вопросов. Это:

  • преосвященный Феофилакт, епископ Дмитровский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, управляющий Юго-Западным викариатством, наместник Андреевского ставропигиального мужского монастыря города Москвы, настоятель храма Святых мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба в Зюзине;
  • протоиерей Владимир Кучумов;
  • иерей Николай Кривотулов.

Богослужения совершаются каждый день — утром и вечером.

Работает воскресная школа.

Важно: проехать можно от ближайшего метро — ст. «Севастопольская», ст. «Каховская», три остановки на троллейбусе № 60, 72 или автобус № 826 до остановки «Молодежный центр».

Адрес храма: 117209 Москва, ул. Перекопская, д. 7. Телефон храма: 8 (499) 1228410.

О других московских храмах:

Летописи полны историй об исцелении у гроба княжеских страстотерпцев. Они показали великую веру, преданность Христу Спасителю и конечно родному отечеству. У мощей святых совершается немало чудес: избавление от немощей, помощь в делах, укрепление в вере, поэтому не иссякает поток верующих в храм.

Борис и Глеб показали то, что было непривычным для остальных: на зло не отвечать злом, даже под угрозой смерти, что спасение наше только в добрых делах, в истинной вере и нелицемерной любви к своему ближнему.

В храме обретут мир, спокойствие и веру в Царствие Небесное тысячи людей. Двери храма открыты всегда.

Храм Святых князей Бориса и Глеба в Зюзино Москва

Содержание:

Храм святых благоверных князей Бориса и Глеба в селе Зюзино, первый, деревянный, заложил Глеб Иванович Морозов, известный прежде всего как муж своей жены, знаменитой «боярыни Морозовой», которую любой русский человек знает благодаря картине Сурикова.

В 2015 году вместе со всей Православной церковью приход святых мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба в Зюзине торжественно отметил 1000-летие подвига своих небесных покровителей.

Строительство храма Бориса и Глеба в Зюзино

Нижний храм Борисоглебской церкви в Зюзине был построен и освящен в 1688 году, а верхний – в 1704-м. Строительство продолжалось 16 лет.

У строителя храма в Зюзино – Глеба Ивановича – был старший брат – Борис Иванович – вначале «дядька», то есть воспитатель малолетнего царевича Алексея, а затем влиятельнейший человек при дворе царя Алексея Михайловича. Благодаря его возвышению продвинулся по карьерной лестнице и младший брат. Данью уважения старшему брату и памятником братской любви призвана была служить церковь, освященная во имя Бориса и Глеба. Рядом с церковью Глеб Иванович выстроил деревянный терем, а село Зюзино по имени храма получило второе название – Борисовское или Борисоглебское.

После смерти Глеба Ивановича и печальной кончины боярыни Морозовой, Зюзино перешло в царскую казну, а затем за заслуги перед отечеством было пожаловано князю Борису Ивановичу Прозоровскому, сподвижнику Петра I.

Село Зюзино на протяжении всей своей истории, даже в советское колхозное время, славилось фруктовыми садами и оранжереями, в которых вызревали редкие для севера фрукты. А начало этому изобилию положил князь Прозоровский, род которого владел усадьбой более ста лет. Именно при нем была построена каменная церковь Бориса и Глеба вместо обветшавшей деревянной, которая, надо отдать ей должное, простояла еще лет сорок и была разрушена лишь в 20-х годах XVIII века. Однако история храма ведется все-таки со времени постройки не деревянной, но каменной церкви, то есть с 1688 года, когда был заложен нижний храм во имя святого князя Владимира.

Замысел строителей и владельцев усадьбы был весьма глубок и символичен: как равноапостольный великий князь Владимир был отцом страстотерпцев князей Бориса и Глеба, так и нижний храм, освященный в его имя, служит в буквальном смысле слова основанием для церкви, носящей имя его сыновей. Верхняя церковь Бориса и Глеба была освящена в 1704 году, и эта дата считается официальным днем рождения храма – его трехсотлетие торжественно отмечалось в 2004 году.

Читайте также:  Белогорский монастырь в Пермском крае — как добраться и часы работы

Церковь Бориса и Глеба в Зюзино по архитектурному стилю принадлежит к московскому, или нарышкинскому, барокко.

Прообразом храма Бориса и Глеба стала церковь в усадьбе Петровское-Дальнее, или Дурнево, принадлежавшей брату Бориса Ивановича Прозоровского. Она была разрушена в 30-е годы XX века.

Характерной чертой церкви Бориса и Глеба является расположение алтарной части не с восточной стороны, как это обычно принято, а с северной. Согласно легенде, так построить храм велел сам Прозоровский, чтобы вход в церковь располагался на одной линии с выходом из барского дома, который раскинул свои протяжные фасады с запада на восток, а парадное крыльцо его было обращено к Москве, находящейся строго на севере.

Храм в Зюзино история

Храм в Зюзино и сама усадьба постепенно приходила в запустение – к несчастью, обстоятельства складывались так, что она постоянно меняла хозяев, переходила из рук в руки и в результате окончательно была разорена.

Еще в середине XIX века усадьбу Бекетовых снимал Московский университет под летние дачи для своих сотрудников, а затем старинный хозяйский дом и вовсе был разобран для строительства дач.

Тем временем наступил XX век. После Октябрьской революции 1917 года церковь Бориса и Глеба – Борисоглебская, как ее звали в народе, – продолжала действовать еще двадцать лет и была закрыта в 1938 году.

Холодной и страшной зимой 1941 года местные жители, все еще обитавшие в деревенских избах, разобрали почти все деревянные детали разоренного храма на дрова. Колокольня тоже была разрушена. Местный старожил Петр Дмитриевич Барановский взял к себе домой и спрятал несколько икон и резных колонн храма, а самое главное – царские врата. Чудом ему удалось сохранить их в военные годы, а затем передать в музей-усадьбу «Коломенское» – там они находятся до сих пор.

Во время Великой Отечественной войны храм Бориса и Глеба благодаря своей высоте использовался в качестве наблюдательного пункта запасного аэродрома.

В послевоенные годы в верхнем храме разместилось овощехранилище, а в нижнем – филиал завода драгоценных металлов. Позже, в середине 1960-х годов, здание арендовал архив НИИ Минстанкопрома – тонны его документации, хранившейся на железных стеллажах, отрицательно сказались на состоянии храма, не рассчитанного на такие нагрузки: на стенах появились трещины, а фундамент начал расползаться.

В 1960-е село Зюзино вошло в черту города и обрело статус района Москвы. Здесь началось особенно активное строительство пятиэтажек. Благодаря обновлению квартала было обновлено и здание церкви – проведена косметическая окраска фасада. Внутреннее помещение храма тоже отремонтировали, теперь здесь разместилась ювелирная мастерская.

Но наступили новые времена. 11 апреля 1989 года храм Святых Благоверных Князей Российских Бориса и Глеба был возвращен верующим. 15 мая, в день памяти небесных покровителей храма, состоялся первый водосвятный молебен на территории церкви.

Возрождение

Освобождение храма Святых Бориса и Глеба было только началом долгого и трудного пути – предстояли тяжелые восстановительные работы. В особенно плачевном состоянии находился нижний храм – весь пол был закатан асфальтом, а сверху застелен линолеумом, стены выкрашены синей масляной краской, роспись уничтожена. Фасад здания тоже сильно пострадал: покрытие куполов и кровли проржавело, белокаменный декор почти полностью разрушился, стены нуждались в починке, южное крыльцо развалилось, и весь храм просел в землю почти на полтора метра.

Работы по приведению в порядок храма велись очень интенсивно, уже в конце июля отслужили первую литургию в нижнем храме – к тому моменту там был настелен временный деревянный пол и установлен иконостас. 28 июля 1989 года, в день памяти святого равноапостольного князя Владимира, в нижнем храме, освященном в его имя, состоялась первая после полувекового перерыва Божественная литургия. С этого момента началась литургическая жизнь прихода.

В течение ближайших месяцев были демонтированы перекрытия и лестницы в верхнем храме, подготовлен пол и отделана мрамором солея. Теперь верхний храм тоже был готов к богослужениям. 31 марта 1990 года состоялось освящение церкви Бориса и Глеба, после чего Божественная литургия стала совершаться ежедневно.

Иконы и фрагменты подлинного иконостаса былой Борисоглебской церкви находятся в запасниках музея «Коломенское». Вернуть имущество музей отказался, поэтому были сделаны слепки с фрагментов иконостаса XVIII века и по старинным фотографиям воссоздана его точная копия.

В конце 1990-х годов церковь Бориса и Глеба сделалась значимым местом для местных жителей. Даже те, кто не считал себя прихожанами храма, полюбили сюда приходить. Особенной популярностью пользовался церковный двор у молодых родителей – на территории храма было так приятно гулять с колясками или с маленькими детьми, едва начинающими ходить! Зимой дорожки всегда расчищены, гололедицы нет, можно спокойно катать коляску, вокруг стоит тишина, никто не разбудит младенца; летом можно не волноваться, что ребенок внезапно побежит и выскочит под машину – церковная ограда надежно защищает его.

Храм Бориса и Глеба в Зюзино: часы работы, расписание богослужений, адрес и фото

Мне нравится посещать церкви во время путешествий, особенно те, что имеют интересную историю. Вроде бы непримечательный и рядовой храм Святых Мучеников Бориса и Глеба в московском Зюзино определенно стоит того, чтобы к нему потянулись паломники, ведь он интересен не только с точки зрения отправления близких каждому верующему обрядов, но и своей архитектурой, а также историческими перипетиями. Искренне советую всем москвичам и гостям столицы посетить этот замечательный храм, постоять богослужение и проникнуться духом нашей церкви.

Где находится храм

  • г. Москва, ул. Перекопская, д. 7.
  • Контактный телефон: 8 (499) 1228410.

Как лучше добираться к храму

  1. Если вы не живете в Зюзино, доберитесь на метро до станции «Каховская» или «Севастопольская».
  2. Затем вам нужно сесть в троллейбус №72 или №60 либо на маршрутное такси №826 и ехать до остановки «Молодежный центр».
  3. Как только выйдете, оглянитесь: храм будет прямо перед вами.

Режим работы храма

Храм работает с 8:00 до 22:00 во все дни за исключением праздников. В ночь с субботы на воскресенье церковь не закрывают.

Расписание богослужений храма Бориса и Глеба

  • 8:00 – Утренние часы. Литургия св. Иоанна Богослова.
  • 17:00 – Вечерня. Утреня.
  • 8:00 – Утренние часы. Литургия св. Иоанна Богослова.
  • 17:00 – Всенощное бдение.
  • 8:00 – Утренние часы. Литургия св. Иоанна Богослова.
  • 17:00 – Вечерня. Утреня.

История создания храма

  • Заложен он был еще в далеком XVII веке по распоряжению Бориса Прозоровского, одного из ближайших соратников Петра I.
  • Предполагается, что авторство проекта храма принадлежит известнейшему зодчему московского барокко – Якову Бухвостову, что делает его одним из интереснейших образцов архитектуры времен Петра.
  • Известно, что строительство шло тяжко – в то время, как нижний (зимний) храм освятили в 1688 году, верхний получил благословение только к 1704.
  • Счастливо пройдя все испытания, светлый храм столкнулся с еще одной напастью – большевизмом, когда обезумевшие крестьяне выломали и вынесли из него ценнейший иконостас, а затем порубили его на дрова. Незадолго до этого был арестован и впоследствии расстрелян последний священник храма – Александр Харьюзов. Несмотря на угрозы и страх расправы, его место занял сын, Николай Харьюзов, которого тоже в конце концов арестовали и отправили в ссылку. После этого храм закрыли, новые хозяева произвели переделку уникальных интерьеров и перепланировку помещений.
  • Вначале в церкви размещалось овощное хранилище, а затем – филиал завода драгоценных металлов, руководство которого устроило гальваническую ванну в алтаре постепенно обрушивающегося нижнего храма.
  • В мае 1989 года, когда храм наконец-то вернули людям, здание пребывало в весьма плачевном состоянии. Несмотря на это, уже в июле в церкви состоялась божественная литургия, первая после долгих лет мракобесия, давшая новое начало старинному зданию.
  • Сегодня, спустя почти тридцать лет, храм Бориса и Глеба полностью отреставрирован и готов принимать верующих со всех уголков нашей страны.

Фото храма Бориса и Глеба в Зюзино

Вид на храм со стороны остановки общественного транспорта.

Новая колокольня храма. Прежде над церковью возвышалась красивая колокольня со шпилем, но она развалилась в советское время.

Вид на строящееся здание воскресной школы при храме.

Макет храма, экспонирующийся в Центральном Археологическом кабинете (Московская духовная академия), который находится в Троице-Сергиевой лавре.

Храм Бориса и Глеба в Зюзино — видео

О Храме Бориса и Глеба в Зюзино смотрите в этом видео. Приятного просмотра!

konono

sergunja

На дворе “сладкий” ноябрь. На сердце – беспросветная мгла. Жизнь моя – бесконечная череда рождений и смертей. Каждое очередное рождение – пробуждение серым утром на матрасе на полу квартиры на шестом этаже в доме на юге Москвы. Смерть – засыпание на том же самом матрасе двенадцать (тринадцать) часов спустя. В промежутке между рождением и смертью – моя жизнь. Туалет. Кухня. Улица. Метро. Музей. Интернет. Доллар растёт. Рубль падает. За окном темнеет. Идёт дождь.

Читайте также:  Описание храма в Гольяново: история Зосимы и Савватия, архитектура и расписание богослужений

. Когда жизнь становится уж чересчур однообразной, и нет сил её немедленно изменить, я запираю свой дом на ключ и иду фотографировать храмы.

Двухэтажный храм в стиле “московского барокко”, “под звоном”, в селе Зюзино был построен боярином Борисом Ивановичем Прозоровским по проекту, предположительно, Якова Григорьевича Бухвостова, автора аналогичной по архитектуре Троицкой церкви в Троице-Лыково. Нижний, зимний храм, освящённый во имя святого равноапостольного князя Владимира, начал действовать в 1688-ом году; верхний, летний, во имя святых благоверных князей Бориса и Глеба – в 1704-ом (замысел подобного освящения понятен – подвиг святых страстотерпцев князей Бориса и Глеба был взращён отцом их, Владимиром).

Здание храма кирпичное, в плане крестообразное, на арочном подклете. Украшено скромнее многих барочных церквей того времени: наличников на окнах нет, грани восьмерика разделены фигурными колонками и увенчаны небольшими резными фронтонами. Колонки украшают и междуоконное пространство второго яруса. Окна нижнего яруса утоплены в широкие ниши. С юга и запада на второй этаж ведут высокие лестницы на арочных сводах. В 1879-ом году к храму была пристроена небольшая колокольня оригинальной формы.

В XIX веке Борисоглебская церковь была причислена к памятникам архитектуры и упомянута как ценный памятник иконописи и внутреннего убранства. Её макет выставлен в Центральном археологическом кабинете при Московской духовной академии в Троице-Сергиевой лавре.

Два последних священника, служившие здесь перед закрытием – братья Александр и Леонид Харьюзовы (по другим данным – отец и сын, Александр и Николай). Александр был арестован в 1937-ом, Леонид – в 1938-ом. В том же году закрыли и храм. Местные жители, вскрыв замки, унесли на дрова ценнейший резной иконостас – ровесник храма – и всё, что можно было сжечь. Чудом сохранились Царские врата, несколько икон и резных колонн (сегодня они хранятся в музее “Коломенское”).

В конце 1950-х годов храм отреставрировали и устроили в нём мастерскую по обработке алмазов с гальванической ванной, расположенной в нижнем алтаре. В 1979-ом году, после очередной “реставрации” (в ходе которой была снесена колокольня), место алмазной мастерской занял архив Министерства инструментальной и станкостроительной промышленности СССР. Купол храма был превращён в двухэтажное помещение с лестничными маршами.

В 1988-ом году встал вопрос о возвращении храма верующим. Альтернативой для местных властей было открыть в нём “Центр восточной медицины”. В администрации района говорили так: “Если бы храм был совсем разрушен, его можно было бы отдать верующим, а так он нам ещё послужит”. Тем не менее, в 1989-ом году церковь заново освятили и передали православной общине. В 1990-ом году началось её восстановление.

Мозаичная икона с Борисом и Глебом над западным крыльцом храма.

Кто такие святые Борис и Глеб? Сколько раз слышал про них, но ни разу – в деталях.

Борис и Глеб (в крещении – Роман и Давид) – русские князья, сыновья киевского великого князя Владимира Святославича и его жены, византийской царевны Анны из Армянской (Македонской) династии, убитые в 1015-ом году, в ходе борьбы за царский престол, кем-то из старших братьев – то ли Святополком Окаянным, то ли Ярославом Мудрым. Борис и Глеб стали первыми русскими святыми, их канонизировали в лике мучеников-страстотерпцев, сделав заступниками Русской земли и небесными помощниками русских князей.

Согласно общепринятой, канонической версии, Борис и Глеб были убиты по приказу Святополка, видевшего в младших братьях нежелательных претендентов на царский престол. Вначале Святополк разделался с Борисом (на реке Альте, неподалеку от Киева), затем с Глебом (где-то под Смоленском), а потом ещё и с третьим братом, Святославом (в районе современного города Сколе Львовской области). После этого “окаянный братоубийца” воцарился в Киеве, но уже в 1019-ом году был изгнан оттуда четвёртым братом, Ярославом – бежал к печенегам и, по данным “Повести временных лет”, сошёл с ума и умер неизвестно где (“между ляхы и чахы”).

Правителем Киевской Руси стал Ярослав, что и дало основание для появления второй, альтернативной версии этой истории, согласно которой за убийством Бориса и Глеба стоял именно он, – Ярослав подрядил варяга Эймунда с дружиной убить младших братьев (об этом читаем в исландской “Саге об Эймунде”), а потом свалил вину на Святополка, которого также вскоре убил. Многие исследователи биографии будущих святых поддерживают эту версию, ссылаясь на летописи, хранящие память о том, что Ярослав и другие родственники князя Владимира отказались признать Святополка законным князем в Киеве, и лишь Борис и Глеб заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались чтить его, как отца. Убивать своих союзников при таком количестве врагов Святополку не было никакого смысла.

Так это или не так, никому скорее всего узнать уже не удастся. Одно можно сказать с изрядной долей уверенности – каждый из братьев в этой истории получил своё: Ярослав – государство, как самый умный, расчётливый и беспринципный; Святополк – второе гражданство и смерть на чужбине, как ярый, но недальновидный оппозиционер; а Борис с Глебом были причислены к лику святых – как без вины виноватые, пострадавшие больше всех. У нас в России много таких.

Зюзино (Скрябино, Скорятино) – старинное подмосковное село, на протяжении веков переходившее от одного знатного боярского рода другому. Предположительно, его первыми владельцами были Скрябины – “московский сын боярский Скрябин из рода Травиных”, казнённый при Иване III, в результате дворцовой интриги.

В конце XV века (то есть как раз при Иване III) селом владеет Андрей Зюзя-Шетнев из знатного рода тверичей, в середине XVI века – Василий Григорьевич Зюзин, опричник Ивана Грозного, после него – стрелецкий голова Фёдор Челюскин, затем (с 1627-го года) – князь Алексей Юрьевич Сицкий, умудрившийся послужить при дворах Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Василия Шуйского и Лжедмитрия II.

В 1644-ом году усадьба перешла в собственность боярина Глеба Морозова, который построил здесь первую, деревянную церковь Бориса и Глеба. Его жена – боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (именно она изображена на знаменитой картине Василия Сурикова) – сочувствовала раскольникам и нередко (особенно после смерти мужа) принимала в своём имении в Зюзино протопопа Аввакума.

В 1666-ом году владения Морозовой были конфискованы, село стало дворцовым. В 1684-ом году оно было пожаловано князю Василию Фёдоровичу Одо́евскому, в 1687-ом – боярину Борису Ивановичу Прозоровскому, соратнику Петра I. Именно при нём была построена ныне существующая Борисоглебская церковь.

С 1785-го года Зюзиным владеют Бекетовы. Деревянный дом Прозоровских они перестраивают в каменный, двухэтажный, с центральным двухсветным залом. Симметрично по сторонам дома возводят два флигеля. Последний владелец из рода Бекетовых, Пётр Петрович, не оставил прямых наследников, и имение после его смерти снова начинает “ходить по рукам”. В середине XIX века, при Балашовых, Московский университет использует жилые постройки усадьбы в качестве летних дач для своих сотрудников. Некоторое время спустя построенный Бекетовыми господский дом разбирают на части и используют как материал для дачного строительства.

В 1861-ом – 1918-ом годах село Зюзино было административным центром Зюзинской волости Московского уезда, образованной в ходе Крестьянской реформы. На севере волость граничила с Москвой, на северо-востоке и востоке – с Нагатинской и Царицынской волостями, на юге – с Подольским уездом, на западе – с Троицко-Голенищевской волостью.

В справочной книжке 1890-го года отмечалось: “Зюзинская волость почти полностью состоит из садоводов, воспитывающих вишни, сливы, яблоки; деревья для устройства английских садов. Жители имеют свои питомники, вывозят на Цветной бульвар поздней осенью и раннею весною молодые деревья для торговли; они разводят всех сортов клубнику, малину, кружовник; занимаются обширною посадкою картофеля и отчасти посевом зернового хлеба: ржи и овса”.

В 1873-ем году в Зюзино проживало четыреста сорок три (443) жителя. В 1885-ом году здесь был открыт кирпичный завод.

В 1960-ом году бывшее село вошло в черту Москвы и быстро исчезло под натиском городской застройки.


Храм в начале XX века. Справа от южного крыльца – неказистая колоколенка на четырёх столбах.


Утраченный иконостас.


. а вот, что от неё осталось к началу 1980-х (не так уж и мало). Сооружение действительно стояло на проходе – неудивительно, что его снесли.


Зюзино, конец 1940-х годов. Справа – флигель усадьбы Бекетовых и верхняя часть храма Бориса и Глеба.


Флигель усадьбы Бекетовых, конец 1980-х годов.


Зюзино славилось своими садами – в его оранжереях вызревали даже цитрусовые! Ещё одной достопримечательностью усадьбы считались солнечные часы, устроенные, вероятно, при Бекетовых. Часы были уничтожены в XIX веке, вместе с господским домом.

На заднем плане – флигель усадьбы Бекетовых, единственная, кроме церкви, сохранившаяся до наших дней постройка бывшей усадьбы. Февраль 2015-го года.

Перекопская улица (на фото), на которой стоит храм, была образована в 1965-ом году из 1-го Зюзинского проезда и прилегающих улиц. Название своё получила по Перекопскому перешейку в Крыму – месту исторических сражений в годы ВОВ. В этом районе Москвы много улиц, названных в честь украинских городов и местечек.

Читайте также:  Описание мужского монастыря святая Вознесенская Давидова пустынь

Храм Бориса и Глеба в Зюзино

Храм Бориса и Глеба в Зюзино.

Село Зюзино находится на месте поселения древнерусского племени вятичей и известно с 12 века. Его название происходит от имени владельца села — опричника («государева человека») Василия Зюзина, владевшего им во времена Ивана Грозного. В 1644 году Зюзино перешло в собственность известного и богатейшего боярского рода Морозовых. Последние представители этого рода братья Борис и Глеб Морозовы, предположительно и послужили тому, что первая деревянная церковь в Зюзине была освящена именами их святых покровителей Бориса и Глеба.

Примечательно , что первая церковь в Зюзино была старообрядческой, поскольку после смерти Глеба Морозова, его жена — знаменитая боярыня Феодосия Морозова (изображена на картине В. Сурикова «Боярыня Морозова») — превратила свое имение в центр старообрядчества. За что в 1671 году она вместе со своей сестрой была сослана в Чудов монастырь, где была заморена голодом. А все имущество Морозовых, в том числе и село Зюзино, в 1671 году было отобрано в казну.

В 1687 году Петр I пожаловал имение князю Б. И. Прозорову, который распорядился в 1688 году заменить деревянную церковь каменным храмом.

Уже в 1688 году был построен и освящен нижний ярус храма во имя равноапостольного святого князя Владимира. Верхний ярус закончен в 1704 году и освящен во имя страстотерпцев святых князей Бориса и Глеба (дети князя Владимира). Народ стал почитать как святых Бориса и Глеба сразу после их мученической кончины в 1015 году. Святые мученики ответили беззлобием на злобу людскую, они совершили подвиг прощения и любви, положив, тем самым, конец кровной мести на Руси.

Храм Бориса и Глеба в Зюзино трехпрестольный. В верхнем ярусе храма расположен престол Бориса и Глеба, в нижнем — престол святого князя Владимира и приставной престол святителя Николая Чудотворца. Ориентирован храм на север, такое расположение алтаря в православных храмах встречается не часто. Три главы храма также располагаются необычно — на одной линии от притвора к алтарю.

Храм Бориса и Глеба построен в распространенном в то время стиле Нарышкинского барокко, архитектором, предположительно, был Яков Бухвостов. Храм состоит из двух ярусов, прямо над восьмериком второго яруса находится помещение для звона со шпилем, но эта звонница не подходила для больших колоколов, поэтому в 1879 году была достроена колокольня.

Архитектура храма по характеру русская, заимствованы из западноевропейской архитектуры в основном детали декоративного плана. Для нижнего яруса характерна основательность, некоторая тяжеловесность деталей: окна широкие, утоплены в глубокие ниши. На второй ярус храма ведет нарядная узорчатая лестница. Декорирование верхнего яруса сдержанное: арочные ниши, резные гребни, небольшие фронтоны. На окнах нет наличников, пространство между окошками украшено изящными колонками.

1938 год стал испытанием для храма: были прекращены богослужения, церковное имущество разграблено, разломан и разрублен на дрова старинный иконостас, навсегда разрушена колокольня. Храм пришел в упадок. В 50-х годах 20-го века храм приспособили под мастерскую по обработке алмазов, что привело к еще большему обветшанию здания.

Лишь в 1989 году храм был предан православной общине. В том же году, после первичного восстановления храма руками прихожан, была совершена первая божественная литургия. В 2005 году в уже отреставрированном храме была открыта воскресная школа.

Храм Бориса и Глеба в Зюзино: история, архитектура, расписание

Рассказы о странствиях:
ОЛЬГА САВИЧЕВА

РАССКАЗЫ ДРУГИХ АВТОРОВ

Как ни подъезжать к храму Бориса и Глеба в Зюзине, все равно придется минут пять пройти пешочком в центр тихого квартала. Хоть церковь и на горке стоит, ее золотую главку вы издалека вряд ли увидите.

Очень хочется сравнить эту церковь с той, о которой шла речь в предыдущем выпуске рассылки (номер 40). Та церковь очень молода, но может похвастаться немалым количеством святынь, этой – более 300 лет, а святынь. Впрочем, для христианина все в храме свято. Кроме того, Борисоглебская церковь – памятник архитектуры, образец нарышкинского барокко, творение Якова Бухвостова, о чем говорит доска на стене храма. Но многие специалисты не считают это вполне достоверным. Тех, кому знакома фамилия Бухвостов, поймут, что надо поехать посмотреть, кому не знакома – настоятельно советую для получения вдохновения зайти на сайт hramy.ru, далее кликнуть «зодчие». Там очень толковая информация об архитекторе и его постройках с хорошими картинками, которые, конечно (ценители архитектуры меня поймут), ни в коей мере не заменят осмотра на местности.

Впервые увидев храм, вы подумаете: красивый. А потом – какой-то необычный. Да, не без того. В-первых, его алтарь смотрит не на восток, а на север. Во-вторых – еще поискать (и найти, если хорошо поискать) такое оригинальное расположение и количество главок – их три, они «нанизаны» на ось притвор – алтарь. А из традиционных черт – характерная для стиля вытянутость верх, белокаменный декор, но нетрадиционно сдержанный.

Первый уровень – нижний храм во имя св. Владимира, крестителя Руси, второй – верхний во имя Бориса и Глеба, его сыновей. Над ними – колокольня. Еще одна черта нарышкинского барокко – окружающие центральный восьмерик четыре «лепестка».

Предшественником этого храма был деревянный, тоже Борисоглебский. Построил его в своей усадьбе в середине XVII века боярин Глеб Иванович Морозов, а его женой была Феодосия Морозова, да, та самая знаменитая боярыня.

При входе в верхний храм висит мраморная доска с именами «граждан нашего отечества», которые «имели попечение» «о восстановлении, реставрации и благоукрашении» сего храма. Некоторые из них стали сейчас очень известными людьми, кое-кто, увы, не с лучшей стороны. Что написано пером, не вырубишь топором. Теперь можно только сожалеть, что в свое время кто-то не выполнил Христов завет о тайном благотворении.

В советское время церковное здание занимали организации, и старинное внутреннее убранство не сохранилось. Когда вы зайдете внутрь верхнего храма, то увидите пышный многоярусный иконостас и сплошь расписанные стены. Все это сделано после 1989 года.

Иконостас многоярусный, если одну верхнюю икону считать за ярус, то получается их восемь, а если посчитать еще и возвышающееся над ней распятие с предстоящими, то девять. Иконы праздничного ряда частью «разбрелись» по всему иконостасу – его форма, очень сильно вытянутая по вертикали, не позволила им всем уместиться по горизонтали. Обязательно осмотрите оконные ниши, рисунки в которых трогательно-простодушны. Вот рыба, а напротив ягненок – древнейшие символы христианства, вот ангелы, «крины сельныя», иные растения и животные. В «лепестках», которые считаются приделами святителя Николая и Тихвинской Божией Матери, – история мученической кончины и прославления князей-страстотерпцев Бориса и Глеба.

Конечно, привлекут внимание образы Божией Матери – строгая Иверская у входа, ближе к иконостасу – старинная Казанская, вся в сверкающей новой ризе, и темная, писанная на ткани Афонская, еще называемая Благодатная. Рядом с ней «Помощница в родах» и чтимая Тихвинская. Нельзя не заметить находящиеся на двух столпах современные иконы со множеством клейм, замечательно тонкого письма.

Верхний храм – это чувствуешь, находясь в его центре – весь устремлен ввысь, нижний же темноватый и приземистый, достойно украшенный, но без пышности. Верхний открыт в течение всего дня с небольшим перерывом днем на уборку, нижний – редко, в нем совершаются некоторые требы и происходят исповеди, когда исповедников приходит много. Богослужения во все дни недели, с понедельника по субботу вечерние – в 17 часов, утренние – в 8, по воскресеньям служится две литургии – в 7 и 10 часов.

Адрес – ул. Перекопская, д. 7.

Как уже говорилось, способов добраться множество, назову не все:

от ст. м. «Каховская» авт. 57 до ост. «Перекопская ул.», авт. 168 до ост. «Болотниковская, 35», авт. 826, трол. 60, 72 до ост. «Кинотеатр «Одесса»; от ст. м. «Профсоюзная» трол. 49, 85 до ост. «Перекопская ул.», авт. 57, 168 до ост. «Болотниковская ул.»; от ст. м. «Калужская» трол. 72 и от ст. м. «Новые Черемушки» трол. 60 до ост. «Кинотеатр «Одесса»; от ст. м. «Беляево» и «Нагорная» авт. 258 до ост. «Перекопская ул.».

Почти везде есть дорожные указатели. Отважные ходоки могут попробовать добраться пешком от ст. м. «Каховская». Им надо выйти «к ул. Каховка, М. Юшуньская», пройти под вывеской «Ювелирный» ко конца ряда магазинов, и вдали слева будет видна золотая главку. Двигаясь к ней мимо школы и далее вниз по М. Юшуньской, потом через дворы, попутно беря языка, через примерно полчасика они достигнут цели.

Ссылка на основную публикацию